Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Елисеев о Мидасе. Часть 1

Царь Мидас – персонаж весьма и весьма насыщенный в плане «эзотерики». Он был посвящён в мистерии Орфеем и распространял таинства по всей Фригии. Самому Орфею покровительствует Аполлон Гиперборейский, что явно указывает на изначальную, нордическую Традицию Золотого Века. Характерно, что Аполлон подарил ему золотую лиру, с помощью которой можно было усмирять диких зверей. Это однозначно можно интерпретировать как усмирение «звериного», «яростно-желательного» душевного начала и подчинение его началу духовному. Не следует забывать о том, что психоэмоциональная Душа отличается от райского-ангелического Духа.

Хотя в Орфее всё же есть и некоторая «гетеродоксальность». Так, он получает некие мистические знания в Египте, а тамошняя традиция испытала мощное влияние оккульной Атлантиды.

Орфей спускается в Аид (то есть, в Навь, регион именно Души) – с тем, чтобы вызволить свою возлюбленную. Это символизирует стремление освободить «женственное», психоэмоциональное, душевное начало, которое просветляется началом «мужественным», героическим, духовным. Однако, это ему не удаётся, ибо он взглянул на неё еще до выхода из Аида, нарушив тем самым условие, поставленное богами. Это можно интерпретировать как некую остановку на пути мистериальной инициации.

Отдельного разговора заслуживает орфизм. Прежде всего, возникает вопрос, а насколько это учение связано с самим Орфеем. Здесь высшее, дионисийское начало противопоставляется низшему, «титаническому».

Но, по данным псевдо-Эратосфена, Орфей как раз отказался почитать Диониса – в пользу Аполлона. Само «дионисийство» ближе именно к «психоэмоциональной» душевности, в отличие от «аполлонизма» с его солнечной духовностью.

Во время состязания Аполлона и Пана Мидас отдал предпочтение последнему. Сам Пан – хтоническое существо - божество буйной природы. Он родился с козлиными ногами, длинной бородой и рогами. Любопытно отметить сообщение Геродота, согласно которому Пан был главным богом Египта, испытавшего, как уже отмечалось выше, мощнейшее атлантическое влияние. Он даже приказал всем тамошним богам стать зверями, а сам превратился в козу или в полукозла-полурыбу.

Налицо упор на «звериное», душевное начало. Именно здесь и стоит видеть начало контр-инициации. В её основе лежал и лежит «разогрев» душевного (в ущерб духовному) - с целью получить дополнительное могущество. («Культ Зверя и технологии расчеловечивания» : https://ruskline.ru/monitoring_smi/2007/12/05/kul_t_zverya_i_tehnologii_raschelovechivaniya)

Мидас, в качестве судьи, отдал предпочтение Пану, хотя его игра была ужасна. Ей ужаснулись даже лесные звери. И, конечно, дело не в какой-то «неумелости» Пана. Просто он вылил на окружающих хаос душевной стихии.

Однако, Мидосу это пришлось по душе. И, тем самым, он явно предал гиперборейскую Традицию в пользу конт-инициации. За это Аполлон Гиперборейский наказал его ослиными ушами. В данном случае это был символ невежества – как отказа от подлинного знания в пользу знания искаженного, от которого надеются получить животную силу.

Второй важнейший сюжет связан с обретением «Золотого дара». За спасение своего учителя Силена Дионис предложил Мидасу любой дар. Последний попросил его дать возможность обращать всё в золото. В результате, Мидас не смог даже поесть, ведь в золото превращался любой предмет, к которому он обращался.

Сам по себе образ Золота двойственен. Мы знаем и о Золотом Веке, и о Золотом тельце. Всё дело здесь в разном понимании того, что есть золото. Алхимики стремились к превращению низших металлов в золото, которое должно было символизировать духовное преображение. (Другое дело, что сами были подвержены различным оккультным искажениям, о чём ярко написал Г. Майринк в «Ангеле западного окна».) Мидас, который был посвящён в изначальные мистерии, знал о такой возможности. Но он уже встал на путь душевной магии, предполагающей обретение именно силы, могущества и господства. Душевное, яростно-желательное, животное начало, само по себе, направлено на сокрушение. Оно предполагает тотальное отрицание того, что (и кто) находится вне его (начала) носителя. Данное отрицание ставит своей целью поглотить всё и вся. Отсюда, кстати, и капитализм - весьма древний уклад. («Древние истоки капитализма» : https://a-eliseev.livejournal.com/2050746.html)

Маги Капитала также стремятся поглотить как можно больше ресурсов, работая именно с душевным, психоэмоциональным уровнем. («Магия Капитала». Ч. III : https://oko-planet.su/finances/financesdiscussions/59693-aleksandr-eliseev-magiya-kapitala.html)

В то же самое время, духовное начало предполагает духовное преображение того, кто пока находится во вне его. Оно соединяет и даже присоединяет – без поглощения. И тут вспоминаются глубочайшие, по своему метафизическому уровню, слова Святого князя Александра Невского: «Не в Силе Бог, а в Правде». Душа – это тотальная Сила, Дух – высшая Правда (вспомним славянскую Правь). При этом, сама Сила своей ужасающей, «звериной» мощью искривляет Традицию, порождая пародийную, кривую контр-Традицию. Здесь она (точнее её адепты) выступает как именно Кривда.

Стремясь превратить всё в золото, Мидас думает не о Золотом преображении, но о золотом поглощении. Тем самым он пародирует духовный Золотой Век, подменяя его царством Золотого тельца. И сам царь становится жертвой столь желанной для него Силы.

Можно сказать, что царь Мидас представляет собой образ некоторой инверсии Царя Золотого Века. Так, в иранской традиции таковым был Джамшид, который возгордился и сам пожелал стать богом. То есть, пожелал достигнуть божественного могущества своими Силами. Надо полагать, опираясь именно на Силу.

Еще по греческой мифологии :
«Ахилл и ветхая сторона Мировой Души» : https://zavtra.ru/blogs/ahill_i_vethaya_storona_mirovoj_dushi
«Метафизическое путешествие «хитроумного» Одиссея» : https://zavtra.ru/blogs/metafizicheskoe_puteshestvie_hitroumnogo_odisseya
«Прометей: Царь Мира, царь скифов» : http://zavtra.ru/blogs/prometej_tcar_mira_tcar_skifov
«Мифология прогресса или оболганный Кронос» : http://rusyappi.ru/dovody/mifologiya-progressa-ili-obolgannyj-kronos
«Зевс: история одной инверсии» : https://zavtra.ru/blogs/zevs_istoriya_odnoj_inversii
«Неугодный Гефест» : https://zavtra.ru/blogs/neugodnij_gefest
«Двойственный» Аполлон» : http://a-eliseev.livejournal.com/1850867.html
«Гесиод: «странная» традиция» : https://zavtra.ru/blogs/gesiod_strannaya_traditciya
«Двойственный» Геракл» : http://a-eliseev.livejournal.com/1849195.html
«Пеласг Сизиф» : https://a-eliseev.livejournal.com/1951655.html
«Невиновное» чудовище или ансамбль инверсий?» : https://a-eliseev.livejournal.com/2048973.html

https://zavtra.ru/blogs/zolotonosnij_midas_iskazhenie_traditcii

Богословский диспут - Теоэстетика vs. Темная теология



Комментарий на диспут между Андреем Шишковым и Алексеем Гагинским 7 мая 2021, или апология слабой теологии.

Сведения об авторе: Денис Скурихин, магистрант философского факультета РГГУ

В пятницу Светлой седмицы в Фаворе состоялся теологический диспут, который вызвал оживлённый интерес общественности. В споре сошлись две позиции, которые, очень грубо обобщая, можно было бы проассоциировать с «традиционным» богословием и «современной» «модной» философской теологией:
Collapse )

Костерин - Историософия Флоренского 2



Среди математиков, не успевших подпасть под тлетворное влияние французской школы Николя Бурбаки, распространено мнение, что чертеж (рисунок) – сам себе доказательство. П.А. Флоренский охотно прибегал к этому методу, иллюстрируя тот или иной тезис. Не будем и мы отступать от этого замечательного эвристического правила.

На диаграмме мы попытались дать геометрическую интерпретацию историософской концепции Флоренского. Сплошная полужирная кривая – это собственно мировая история, ограничивающие пунктирные линии – это два пути, два луча, стремящихся к своему эсхатологическому пределу: верхний луч («путь Жизни») стремится к Небесному Царству (НЦ), нижний луч («путь Смерти») – к Инфернальному Царству (ИЦ). Лучи расходятся с течением времени, что знаменует развитие апостасийных процессов: с каждой эпохой падение всё глубже и для нового подъема на восходящий луч требуется всё больше социальной энергии и нравственных сил в обществе.
Collapse )

Пять богословских идей Дж. Р. Р. Толкина



Искажение

Учение Толкина о зле, дьяволе и грехопадении во многом следует христианской ортодоксии: падший ангел (Мелькор, он же Моргот, он же Первый Тёмный Властелин) ничуть не равен Богу как в своих возможностях, так и в своём происхождении. Но, с другой стороны, автор допускает природное, глубинное проявление зла, называемое Искажением или Порчей. Оно имеет начало в деяниях Моргота и благодаря ему включено в законы природы. Иными словами, в изначально добром, сотворённом Богом мире разлита тёмная воля дьявола, противоборствующая Провидению.

Долго взирали на него Айнур, безмолвствуя, и снова рек им Илуватар: «Узрите свою Музыку! Вот ваша песнь; и каждый из вас обнаружит, что запечатлено в ней, как часть узора, что задал я вам, все то, что каждый из вас, как может показаться, задумал или добавил. А ты, Мелькор, обнаружишь здесь все тайные свои помышления и убедишься, что все они – только часть целого и дань его величию». (Сильмариллион, гл. Айнулиндале, пер. С. Лихачевой)
В моей истории я не имею дела с Абсолютным Злом. Даже не думаю, что такое существует, потому что это — Ноль. В любом случае я не считаю, что какое бы то ни было «разумное существо» целиком и полностью — зло. (Письмо 183-е. Заметки по поводу рецензии У. X. Одена на «Возвращение Короля»).
Collapse )

Маркс, овцы и козлища

Вячеслав Макарцев

Преодоление догматизма

Обнаруженное в чём-то давно уже известном нечто новое воспринимается, чаще всего, довольно настороженно: мол, померещилось… К тому же в наш бешеный век и дела никому нет до того, кто и что говорит о «вещах известных»: всё равно времени, чтобы просто задуматься на пару минут о чём-то, как правило, вовсе нет, разве что на больничной койке… Современный человек, заучивший что-то в школе, в вузе, в аспирантуре, если и возвращается к каким-то моментам усвоенного, то, как правило, с великой неохотой и раздражением, если, конечно же, это не сулит определённой материальной или финансовой отдачи… «Телега жизни» безостановочно вращает свои «колёса» и мысль возвратиться к оставшимся позади «вёрстам» изгоняется прочь… Но и всё же…

Марксистский тупик

Сыграв положительную роль в истории как реакция на вызов капитализма, марксизм вот уже несколько десятилетий подряд пребывает в явном кризисе. Его неспособность дать теоретический ответ в связи с поражением социализма советского типа для многих исследователей стала очевидной. Появилось множество людей, называющих себя марксистами и при этом не живших при социализме или в силу возраста имеющих о нём весьма смутное представление, которые своим доктринёрским подходом к марксизму, по существу, превращают его в догму, хотя основоположники марксизма неизменно подчёркивали: «марксизм – не догма, а руководство к действию».

Ахиллесова пята новейшего марксизма – отношение к религии, в первую очередь, к христианству. Довольно взвешенный подход к проблеме религии основоположников коммунизма, настаивавших на том, что в вопросе её изживания не может быть насилия, а допустимо лишь естественное отмирание, отвергается сплошь и рядом. Очень часто лозунг «борьбы с религией» становится ведущим, затмевая даже «классовую борьбу». То есть имеет место «дурное, зряшное отрицание», когда вместе с водой «религиозных предрассудков» «выплёскивается» и «ребёнок» – наработанный тысячелетиями, пусть и противоречивый, опыт воспитания [в системе религиозных координат] нового человека.

В своей нетерпимости современные марксисты не желают замечать очевидного: и социалисты-утописты, и основоположники коммунизма, и множество большевиков воспитывались в религиозной традиции, имя которой – христианство. Имела место в советское время попытка отыскать социалистов-утопистов вне христианского мира, но она была столь неубедительна, что и след её давно простыл…
Collapse )

Советское эзотерическое подполье 60-х-80-х годов. Материалы для чтения



СТАТЬЯ
Носачев П. Г. Пролегомены к изучению советского эзотерического подполья 60-80-ых годов XX века
Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 1: Богословие. Философия. Религиоведение. 2012. № 4. С. 39-47.
Статья является введением в проблематику изучения советского эзотерического подполья 60 — 80-х гг. XX в.
https://cyberleninka.ru/article/n/prolegomeny-k-izucheniyu-sovetskogo-ezotericheskogo-podpolya-60-80-h-gg-xx-v/viewer
____________________________________________________________________________________
Южинский кружок
https://ru.wikipedia.org/wiki/Южинский_кружок

Воспоминания Дудинского о Южинском кружке и других салонах
https://www.peremeny.ru/column/view/1049/
http://rulife.ru/mode/article/510

Можегов о раннем Дугине
https://magazines.gorky.media/continent/2010/144/polzushhij-angel.html

Мнение Быкова о Южинском кружке
https://echo.msk.ru/programs/odin/1920484-echo/

Расследования Сергея Фомина о Южинском кружке
06 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/306503.html
07 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/306913.html
08 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/307924.html
09 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/308057.html
10 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/308335.html
11 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/309166.html
12 https://sergey-v-fomin.livejournal.com/309446.html

Константин Серебров. Один шаг в Зазеркалье. Мистический андеграунд
https://www.litmir.me/br/?b=174686&p=1

Олег Синельник. МАНДРАПАПУПА, или Тропами падших комет
https://kartaslov.ru/книги/Олег_Синельник_МАНДРАПАПУПА_или_Тропами_падших_комет_Криптоапокриф/6
______________________________________________________________________________________
Владимир Джа Гузман (настоящая фамилия Видеман, 1955, Таллинн, Эстония) — кандидат психологических наук, писатель, журналист, общественный деятель.

По образованию русский филолог.

Много путешествовал по СССР, Душанбе. Занимался самиздатом, преподавал в подпольных кружках йогу, карате и кун-фу, читал лекции в мистических салонах Таллинна, Ленинграда, Москвы и Душанбе. Принимал участие в диссидентском движении, знал ряд ключевых фигур эстонского сопротивления, среди которых — философ и духовный учитель Рам Михаэль Тамм, лидер эстонских консерваторов в Европарламенте Тунне Келам, первый переводчик Корана на эстонский язык Хальянд Удам.

В 1987 году уехал в Южную Америку (Богота, Колумбия), через год переехал в Западный Берлин, где начал работать корреспондентом Русской службы Би-би-си. Много путешествовал по Западной Европе и США.

С 2006 года живет в Лондоне. Активно писательской деятельностью занимается с 2002 года. Его автобиографический роман «Школа магов», вышедший в Эстонии в 2008 году (на эстонском языке), был объявлен некоторыми критиками хитом сезона.

Тропой священного козерога, или В поисках абсолютного центра
В 70-80-х годах прошлого века молодые люди, уставшие от официального лицемерия и унылой действительности застойного периода, в поисках ответов на основные вопросы бытия углублялись в себя, пытаясь использовать для этого техники измененного сознания и освоить глубинную мудрость древних философий. Эта книга о паломничестве на Восток — не только духовном, но и реальном.

Школа Магов. Фрагменты мистического движения в СССР в 70-80 гг ХХ века
Автобиографический роман «Школа магов», вышедший в Эстонии в 2008 году (на эстонском языке), был объявлен некоторыми критиками хитом сезона.

https://www.koob.ru/wiedemann/

Секс, наркотики и божественные книги. (2009)
Интервью с Владимиром Видеманом
https://www.peremeny.ru/column/view/988

Об убийстве Талгата Нигматулина :
https://www.peremeny.ru/column/view/978/
________________________________________________________________________________________

Советские мистики на Афише
https://daily.afisha.ru/relationship/13738-sovetskie-mistiki-kak-ya-reshila-nayti-masterov-osoznannosti-rodom-iz-sssr/

История Сергея Москалева — адепта суфизма и создателя Punto Switcher
https://daily.afisha.ru/relationship/13753-sovetskie-mistiki-istoriya-sergeya-moskaleva-sufiya-i-sozdatelya-programmy-punto-switcher/

Как у Марии Магдалины повысилась волосатость, а потом понизилась

Мария Магдалина была той фигурой из Евангелия, которая вызвала головную боль у поколений пап. Но при этом она была идеальным персонажем для проповедников, примером покаяния, и, что очень важно - объяснением того, почему женщинам не следует давать полные права в Церкви: они грешны и все, как одна, дочки Евы! А дальше мы прислушаемся к легенде, которая гласит, что засвидетельствовав распятие Иисуса и его воскресение, Мария Магдалина начала вести аскетический уединенный образ жизни в пустыне, молиться и поститься.


Аноним, Winterfled Диптих: Мария Магдалина, ок. 1430, Национальный музей в Варшаве

Collapse )

Философский итог христианского философствования

Мы закончили рассмотрение 1 периода 2 эпохи, а именно: схоластический период философствования внутри Католического христианства. И, прежде чем перейдем непосредственно к философствованию 2 периода, к эпохе Возрождения, обозначим философский итог христианского философствования.

Несколько столетий длился период серьезных попыток понять умом содержание христианского вероучения.

Одним из видных основоположников этого процесса был архиепископ Кентерберийский Ансельм, в католичестве канонизированный.

Т.е. сам святой отец Западной церкви задался вопросом логического обоснования бытия Бога. Ранее такого вопроса вообще не ставилось – дело ума в божественных истинах просто отрицалось и всё. Ансельм же такую задачу «логического обоснования бытия Бога» перед собой поставил и решил.
Collapse )

Семь античных мудрецов. Православная рецепция



Рецепция Платона на Руси была слабо связана с традицией книжности: русские интеллектуалы мало читали его диалоги, считая Платона, как и других авторов «еллинских борзостей», несовместимым с православным вероучением и потому бесполезным и даже вредным для чтения [2] . Однако широкое хождение книги с афоризмами Платона, переводного сборника «Пчела», начавшееся в конце XII в., а также поддержка его философии некоторыми видными русскими интеллектуалами, такими как Климент Смолятич (XII в.), Максим Исповедник (XV-XVI вв.) и кн. Андрей Курбский при очень скудном знании в общей интеллектуальной среде Руси контекста традиции античной мысли вообще и философии Платона в частности, в принципе слабого интереса к философии, стали причиной формирования причудливого образа Платона, крайне опосредованно относящегося к его философскому наследию.
Collapse )

Худиев критикует Доккинза

В главе «Религия и дружелюбие – результат эволюции?» (Did we evolve to be religious? Did we evolve to be nice?) Докинз предлагает свои, материалистические объяснение религии – вернее, даже не свои лично, а принятые в атеистической среде. Одну из причин возникновения религии Докинз (видимо, следуя своему другу и соратнику, философу Дэниэлу Дэннету) описывает примерно так: для наших предков в саваннах Африки было гораздо безопаснее принять камень за хищника, чем хищника за камень. В первом случае вы просто зря понервничаете, а во втором – лишитесь жизни. Поэтому мы склонны видеть повсюду «кого-то», а не «что-то» – это не ветер шевелит высокую траву, а к нам подкрадывается тигр.

В итоге мы, люди, склонны одухотворять безличные явления природы – не огонь, а личностный бог огня, с которым важно наладить отношения, не ветер, а бог ветра, и так далее. А там дело дошло и до библейского Бога...

Есть несколько причин, по которым эта (и аналогичные) теории ничуть не годятся для опровержения христианской веры, и мы рассмотрим их подробно.

Первое. Подобного рода квазинаучная критика религии исходит из того, что если вы придерживаетесь каких-то представлений по внерациональным причинам, эти представления, должно быть, ложны. Если мы укажем на какие-то внерациональные причины религии, мы тем самым ее опровергнем. Но это – логическая ошибка.

Субъективные причины, по которым люди придерживаются каких-то представлений о мире, ничего не говорят нам об истинности или ложности самих представлений.

Приведу пример. Я нередко читаю (в англоязычном интернете) рассказы о так называемой «деконверсии», то есть отпадении от веры в атеизм. Конечно, история каждого человека уникальна, но многие из них похожи. Юноша из маленького американского городка, воспитанный в строгой верующей семье, уезжает в колледж и, как это бывает с юношами, «и жить торопится, и чувствовать спешит», так что воспринимает библейское требование воздерживаться до брака как невыносимо тягостное. И тут, кстати, ему объясняют, что Бога нет, и он – с огромным облегчением – волен следовать своим желаниям. Причины, по которым этот юноша избирает атеизм, носят гораздо более гормональный, чем рациональный характер, чего он особенно и не скрывает. Но доказывает ли это ложность атеизма? Нет. Человек может разделять – или не разделять – какие-то воззрения по самым разным причинам. Ему так комфортнее. Его обидели в одном лагере и ласково приняли в другом. Он влюбился в верующую/неверующую девушку. Ему хочется вписаться в компанию. Все это вообще никак не соотносится с истинностью или ложностью самих воззрений. Причины, по которым люди принимают определенные взгляды, могут быть самыми глупыми и иррациональными, а сами взгляды объективно истинными. Допустим, что мы верим в Бога, потому что наши африканские предки предпочитали видеть в траве тигра, даже если его там не было. Это никоим образом не очевидно, но допустим. Что это доказывает в отношении устройства мироздания? Абсолютно ничего.

Второе. Мы можем придумать совершенно аналогичное объяснение атеизму. Сам Докинз пишет, что склонность повсюду видеть «кого-то»: крадущихся тигров, духов огня и воды, которых надо задабривать приношениями, и т.д., должна уравновешиваться способностью блокировать ложные сигналы тревоги, иначе наш предполагаемый эволюционный предок будет слишком напуган воображаемыми тиграми, чтобы заниматься поисками пищи и самок.

Но если объяснять религию ошибочным срабатыванием сигнала тревоги – мы считаем, что там «кто-то», хотя там только ветер подул, то с таким же успехом можно объяснять атеизм ошибочным срабатыванием блокировки сигнала.

Эволюционное объяснение атеизма могло бы выглядеть примерно так: «Те особи, которые повсюду видели опасность, тигров, разгневанных духов, божеств огня и воды, очень нервничали, хирели, непродуктивно тратили время и силы на попытки задобрить духов и в итоге не могли нормально искать пищу или ухаживать за самками и не оставили потомства. Зато те, которые проявляли храбрость и смело шагали в неизвестное, хотя иногда и погибали, в целом были гораздо более успешны. Они и передали нам гены атеизма, научающие нас, чтобы мы смело утверждали, что нет тут никаких тигров, а также сверхъестественных существ. А поскольку у атеизма есть простое и понятное эволюционное объяснение, он должен быть ложен». Примут ли наши оппоненты такое «опровержение» атеизма всерьез? Едва ли. Но почему?

Потому что атеизм есть некая система воззрений, которую нужно критиковать рационально, а не рассказывая истории про предполагаемых африканских предков? Ну так и христианский теизм есть система воззрений, против которой ее оппонентам также мало помогают художественные рассказы из жизни обезьян.

Мы можем обратить внимание на интересный эффект «слепого пятна»: атеистическим критикам веры в голову не приходит подойти к собственным воззрениям с теми же приемами, что и к воззрениям оппонентов.

Третье. Этот эффект слепого пятна проявляется и в том, что эволюционная (как и вообще биологическая) критика религии, сведение нашего религиозного сознания и мышления к природным, до-рациональным, до-сознательным причинам совершенно упускает из вида, что в материалистический картине мира, которой придерживаются Докинз со товарищи, не только наша религиозность или нравственность, но и вообще любые наши черты, качества и способности, включая нашу рациональность и способность к познанию, имеют эволюционное происхождение. Если это подрывает доверие к нашему религиозному мышлению, то почему не к любому мышлению вообще?

Можно нападать на мою веру, говоря, что она детерминирована эволюционно и биологически, но ведь в таком случае и атеизм Докинза точно так же детерминирован эволюционно и биологически. Более того, в атеистической картине мира его атеизм, как и моя вера, определяется поведением материи в коре его головного мозга, то есть неизбежно сводится к до-рациональным и до-сознательным причинам. И если сведение к таким причинам дискредитирует мой теизм, то почему не атеизм самого Докинза?

Как мы вообще можем быть уверены в нашей способности познавать истину, если все нашим способности, включая когнитивные и интеллектуальные, сформированы слепым и, как предполагается, никем не направляемым процессом эволюции?

Как отмечает, например, американский философ Альвин Плантинга, эволюция не поощряет поиск истины – она поощряет поведение, которое помогает особи выжить и оставить потомство, а это совершенно не обязательно связано с познанием истины.

Конечно, бывают истины узко практического характера: тигры кусаются, огонь жжется, такие-то коренья съедобны, а такими-то можно жестоко отравиться. Но бывают истины, о которых мы спорим с Докинзом: как устроено мироздание? Каков смысл жизни? Каковы наши нравственные обязанности? К истинам такого рода эволюция, как минимум, равнодушна.

Статистически люди верующие имеют больше детей, то есть продвигают свои гены гораздо успешнее атеистов. Эволюция явно не поощряет атеизм, и мы должны признать, что: либо атеизм ложен, либо эволюция поощряет «религиозные заблуждения». Но если эволюция поощряет заблуждения – лишь бы они помогали выжить и размножиться – то как вообще наша способность к познанию истины могла бы выработаться в ходе эволюции?

Четвертое. Является ли такое объяснение религии сколько-нибудь «научным»? Научная теория должна удовлетворять ряду критериев, в частности, так называемому критерию фальсифицируемости – то есть допускать возможность получения данных, которые бы ее опровергали. Этот критерий выдвинул в 1935 году теоретик науки Карл Поппер, который обратил внимание, что некоторые теории, претендующие на научность (например, марксизм или психоанализ), невозможно подвергнуть экспериментальной проверке – их сторонники будут интерпретировать абсолютно любые события и любое поведение людей как подтверждающие их взгляды.

По этой же причине объяснения религии, которые выдвигает Докинз, также не могут быть подвергнуты проверке. Мы можем найти «эволюционные причины» чему угодно. Религии, атеизму, распущенности, верности, жадности, щедрости, агрессии, кооперации – не существует в принципе и не может существовать вообразимого явления человеческой психики, которому бы Докинз (и иже с ним) не нашел бы эволюционного объяснения. Но это уже выводит его построения за рамки собственно науки.

Пятое. Возникновение какой именно религии это должно объяснять? Примем на минуту, что анимизм возник из эволюционной склонности людей одушевлять неодушевленные предметы и явления природы. Как это опровергает христианскую веру, которая с анимизмом никак не связана? Как мы видим в тексте Докинза, он не может провести различение между анимизмом, суевериями вида «если я одену полосатые носки, мне повезет в карты», идеей, что раз огонь надо кормить, он, видимо, является живым существом, и библейской верой в Бога. Это обычная проблема «научных атеистов», которые делят человеческие воззрения на «атеизм» и «религиозные верования», не отдавая себе отчета, что эти верования являются очень разными, и критика, высказанная в отношении некоторых из них, просто не будет иметь никакого отношения к другим.

Здесь мы, как в примере с «воскресшим Элвисом», имеем дело не с «объяснением путем указания причин», а «объяснением путем ложных аналогий». Люди в африканской саванне думают, что в траве прячется тигр, хотя её просто колышет ветер, а тигр порожден их слишком настороженным воображением – подобно этому люди в церквях поклоняются воображаемому Богу. Но подобного рода объяснение обращается к нашему воображению, а не к логике. С логической точки зрения оно совершенно неосновательно.

https://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Hudiev/lozhnye-analogii-i-drugie-ritoricheskie-priemy/