Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Дугин - Средневековье-Отчуждение-Модерн. Часть 2

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ И ПРОБЛЕМА ОТЧУЖДЕНИЯ В ОПТИКЕ ЧЕТВЕРТОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
Александр Дугин 01.02.2019

Часть 1 : https://sbitnevsv.livejournal.com/1653084.html

Анти-Средневековье

Здесь начинается различие между классическими традиционалистами и сторонниками Четвертой Политической Теории. Традиционалисты считают, что нигилизм Модерна является исключительно следствием отвержения Средневековья. Традиция – все, Модерн – ничто. В этом есть доля истины, но здесь упускается из виду проблема отчуждения, которая, впрочем, никогда не стояла в центре внимания философии традиционализма, равно как и аналитика Dasein’а Хайдеггера, полное непонимание которого демонстрирует, в частности, Эвола в «Оседлать тигра». Четвертая Политическая Теория, следуя за традиционализмом почти во всем, напротив, придает Хайдеггеру решающее значение.
Collapse )

Дугин - Средневековье-Отчуждение-Модерн. Часть 1

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ И ПРОБЛЕМА ОТЧУЖДЕНИЯ В ОПТИКЕ ЧЕТВЕРТОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
Александр Дугин 01.02.2019

Часть 2 : https://sbitnevsv.livejournal.com/1653380.html

Проблема отчуждения является центральной

Для разработки Четвертой Политической Теории ключевой темой является проблема отчуждения. Сама метафизика Модерна изначально строилась на стремлении преодолеть отчуждение, которое к эпохе позднего Средневековья стало восприниматься как нечто невыносимое – отсюда восстание Возрождения и Реформации. В истоках и того и другого было отвержение средневековой имперско-феодальной системы организации общества и доминации католической догматики. Поздне-средневековый дух воспринимался как синоним отчуждения, который сковывал все творческие энергии человека. Не случайно лозунгом Возрождения, а затем и Модерна стал гуманизм, обращение к человеку и постановка его в центре внимания. Этим же мотивировался и ранний протестантизм, уходящий корнями в Рейнскую мистику и в субъективный платонизм Уиклифа, где превалировала та же основная идея: человек в его внутреннем ядре подавлен отчужденными структурами – церковными, политическими, культурными и должен быть освобожден от них. И Возрождение, и Реформация, и Просвещение считали главной задачей именно это – восстановление внутреннего достоинства человека, его освобождение из-под гнета социальных нормативов.
Collapse )

Елисеев о Горбачеве

Горбачёв и анти-Система
Вчера, как и следовало ожидать, сразу с утра пораньше, стали проклинать Михаила Сергеевича. Обсуждать серьезно было трудновато. Но вот, «день гнева» остался позади и можно взглянуть на фактор Горбачёва в режиме «холодного анализа».
От всех этих «проклятий» создаётся такое впечатление, что Горбачёв чуть ли в одиночку всё и порушил. Собственно, а если бы даже и так? Чего стоит строй, который вот так легко можно разрушить?
Collapse )
В реальности, страну разрушила коммунистическая анти-Система, узурпировавшая власть в октябре 1917 года. (Справедливости ради, в феврале также пытались выстроить анти-Систему, но прозападная демократия у нам не прокатила.) Сталин пытался её преобразовать, но потерпел неудачу, хотя и сумел отсрочить демонтаж великой державы. («Сталин против анти-Системы» - https://zavtra.ru/blogs/stalin_protiv_anti-sistemi)
В 1985-1991 годах Анти-система пыталась реализовать проект «возвращения к истокам». Только не ленинским (хотя вначале это и декларировалось), а социал-демократическим. Собственно, до возвращения Ленина, с его знаменитыми апрельскими тезисами, большевики были обычными левыми социал-демократами. Они умеренно критиковали Временное правительство, но ни о какой власти и не помышляли. И сами тезисы восприняли с откровенным недоумением. Но Ленину удалось убедить соратников в своей правоте, наглядно показав роль личностного фактора в Истории. Хотя, не удивлюсь, если многих впечатлили перспективы обильного финансирования из-за «бугра». Оно и произошло (по линии Варбургов и Шиффа) – после вступления в партию некогда заклятого ленинского оппонента – Троцкого, обладавшего обширными международными связями, но имевшего мало «пехоты». Возможно, именно данное вступление и было условием финансирования.
Ленин предложил собственный проект красной глобализации, тогда как у Троцкого был свой – более завязанный на международные олигархические круги. («Фракции левого глобализма» - https://a-eliseev.livejournal.com/2021192.html)
Ильич – безусловный глобалист. Сам СССР, как союз суверенных государств, создавался именно в расчёте на присоединение к нему других стран. Это наглядно демонстрирует первая конституция Союза, где главная задача определялась так – создание Мировой ССР. («Ленин и мировая республика» - https://историк.рф/posts/2020/04/21/lenin-i-mirovaya-..)
Но ленинский проект так и не был реализован – по разным причинам. Тут и международная ситуация, и здоровье самого Ленина, и сталинская контр-революция.
Революционный ленинизм пытались возродить в хрущевском формате. Но Никита Сергеевич показал себе предельным волюнтаристом, за что и полетел с должности.
Третью попытку делать уже не стали – надоело донельзя. Коммунистическая верхушка задумалась о возвращении к своим социал-демократическим истокам. Был негласно взят курс на конвергенцию, соединение двух систем (точнее, анти-систем) – «социалистической» и «капиталистической». При этом, исходили, из того, что цели-то у них общие – ликвидация государств и наций. Всё как было написано у классиков. Ну, а отдельные разногласия вполне себе можно и сгладить.
И надо сказать, что работа была проделана огромная. («Советско-американская революция» - http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/sovetsko-a..)
У нас принято представлять брежневско-сусловское руководство как сборище этаких замшелых прагматиков, почти (или совсем) не интересующихся идеологией. Это, конечно, большое упрощение – примерно такое же, как определение: «Горбачёв – предатель». На самом деле, политика в такой огромной стране, как СССР, просто требовала понимания идеологических реалий. Без этого никакая политическая деятельность была попросту невозможна. Конечно, Суслов, а, тем более Брежнев, были не «ленинами» (да они этого и хотели). Но кое-что отлично понимали. К тому же, к их услугам был многочисленный штат разного рода эрудированных «референтов».
Обращают внимание на то, что во время «застоя» не было никакого развития идеологии. И объясняют сие неспособностью руководства к идеологическому творчеству. Дескать, политические импотенты. Это очередная примитивизация, которая (не исключено) призвана исказить картину произошедшего, не дать людям понять – что же происходило в реальности. Брежнев, Суслов и Ко просто не хотели развития «ленинизма». Данный идеологический проект был свёрнут, а о новой (точнее, старой – социал-демократической) идеологии говорить ещё было рано. Но сама работа по возвращению к истокам активно велась. Только не в СССР, а за рубежом. Там возник еврокоммунизм, предполагавший социал-демократизацию западных компартий. И он стал стремительно распространяться в Европе. Так, на позиции еврокоммунизма перешла самая крупная западная КП – Итальянская. Там открыто отказывались от ленинизма и критиковали советский «реальный социализм». Однако, руководство КПСС на всю эту критику никак не отвечало, а сам еврокоммунизм замалчивался. Так продолжалось очень долгое время, пока еврокоммунисты не перешли на совсем уже антисоветские позиции. То есть, создаётся такое впечатление, что брежневско-сусловское руководство еврокоммунизм поощряло и поддерживало. Как вначале оно поддерживало А. Дубчека, стоявшего на позициях, близких к евро-коммунизму. («Танки идут по Праге»: крах брежневского эксперимента» - https://zavtra.ru/blogs/tanki_idut_po_prage_krah_brez..)
Горбачёву просто-напросто довелось озвучить планы прежнего руководства. Причём, в начале говорилось о «восстановлении ленинизма». Нужно было, что называется, «разогреть аудиторию». Потом генсек и его окружение стали говорить уже о «демократическом социализме».
Можно предположить, что Горбачёв не хотел развала СССР. Возможно, он хотел его трансформации в некую конфедерацию? К слову, тут можно вспомнить о планах предоставления суверенитета не только союзным республикам, но и автономиям. Безусловно, это побудило бы к суверенизации и русские регионы РСФСР – с последующим демонтажем этой самой крупной республики Союза. Возник бы конгломерат из 50, а то и 100 образований. То есть, прошла бы, если так можно выразиться, максимальная минимизация державной государственности – в полном соответствии с воззрениями классиков, говоривших о необходимости отмирания государств. Насколько всё это просчитывалось и осознавалось? Пока утверждать здесь что-то однозначно трудно.
Так что всё намного более глубинней, чем просто «предательство». Имела место некая мета-политическая акция коммунистической анти-Системы, приведшая к разрушению огромной евразийской геополитической конструкции. Однако, сохранилось её ядро – РФ. А это уже повело события по другому сценарию. Почему это произошло – разговор особый. Надеюсь, что мы ещё этого коснёмся.
«Брежнев как предтеча Горбачёва?» - https://a-eliseev.livejournal.com/2016560.html
«Конвергенция до перестройки» - https://a-eliseev.livejournal.com/2019822.html
«СССР: сырьевая сверхдержава» - https://a-eliseev.livejournal.com/2005815.html
«Брежневская клика и советский Интернет» - https://a-eliseev.livejournal.com/2008910.html
«Большое космическое отступление» - https://a-eliseev.livejournal.com/2015978.html
«Мировая революция 1968-1973 годов» - https://a-eliseev.livejournal.com/2015489.html
«Всё было показано» - https://a-eliseev.livejournal.com/2003361.html
«Вместо Стройки – Перестройка» - https://a-eliseev.livejournal.com/2004613.html

https://vk.com/id218350332?w=wall218350332_3150%2Fall

Публикации Дмитрия Ольшанского 2

Вспомнил сейчас, что лет восемь-десять назад была совсем другая жизнь.
Помню, как-то мы собрались на дискуссию для журнала "Афиша": Капков (как чиновник), я (как свободный лоялист и относительный консерватор), Навальный (как радикальный оппозиционер) и Сапрыкин (как умеренный либерал). И - очень даже мирно и дружелюбно все спорили, никакого конфликта.
А когда я пришел в твиттер - не люблю твиттер, но это неважно, - кто собрал мне там первую тысячу подписчиков, угадайте?
И в те же годы на дне рождения Шаргунова - где-то в кафе за спиной памятника Долгорукому - рядом за столом были и Лимонов, и - Бабченко. Все выпивают, смеются.
Тогда же, на празднике Эха: стою, выпиваю с Айдером Муждабаевым, а затем к нам приходит Захар Прилепин в немыслимой какой-то шубе. И тут же Альбац мимо проходит: Митя, напишете нам что-нибудь в Нью-Таймс?
Дико все это звучит теперь, не правда ли?
Но так было.
И совершенно не Путин разрушил это.
И не Болотная - она тоже не поссорила никого.
И уж тем более не расследования про все эти вечные шубохранилища.
Пропасть в некогда общем садике вырыл 2014 год.
Collapse )

Уроки глобализма от Клауса Шваба

Бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб (Klaus Schwab) обычно находится в тени при освещении событий форума в мировых СМИ. Однако именно благодаря ему появился формат ежегодных собраний мировой экономической и политической элиты в Давосе.

Шваб – швейцарский экономист и бизнесмен. В первые годы своей карьеры он входил в состав правления ряда компаний, таких как The Swatch Group, The Daily Mail Group и Vontobel Holding. В последние годы на слуху более его общественная деятельность. Кроме Давосского форума, Шваб активно участвовал в работе ООН: был членом Консультативного совета ООН высокого уровня по устойчивому развитию и заместителем председателя Комитета ООН по планированию развития. Также Клаус Шваб входил в руководящий комитет Бильдербергского клуба.

Клаус Шваб родился в 1938 году в нацистской Германии в семье фабриканта. Его отец руководил компанией «Эшер Висс», которая была важной составляющей нацистской тяжёлой промышленности, создавая паровые турбины для промышленного производства. Семья Шваба избегала участия в войне, но стала невероятно богатой за как счет войны, так и последующих усилий по восстановлению Германии.

В 1971 году Шваб основал Европейский форум менеджмента, который проводил ежегодные встречи в Давосе (Швейцария). Здесь он пропагандировал свою идеологию «стейкхолдерного» капитализма, в рамках которой предприятия должны были быть вовлечены в более тесное сотрудничество с правительством и в целом рассматриваются как важные акторы глобальных преобразований, которые могут и должны вмешиваться в политику и общественные процессы.

Как отмечает австралийский журналист и исследователь Гарри Блутштейн, Шваб относится к когорте так называемых «новых глобалистов»: группе представителей транснационального капитала, которые в конце 1960-х решили, что им необходимо взять на себя прямую роль в содействии глобализации. Главной идеей стало освобождение бизнеса от «постоянного вмешательства со стороны своей озадаченной родины, суверенного государства», и поэтому «Новые глобалисты» работали над тем, чтобы «утвердить суверенитет рынков как основу глобализации».

«Решив, что "Новые глобалисты" нуждаются в официальной платформе для продвижения своих идей, Дэвид Рокфеллер создал Трехстороннюю комиссию, а Клаус Шваб основал Всемирный экономический форум. Эти бизнес-клубы успешно кооптировали членов политической элиты, и вместе они сформировали движущую силу политики, партнерства и программ, направленных на расширение границ рыночно ориентированной глобализации», – отмечает Блутштейн.

Существенную поддержку Швабу в его начинании оказали будущий премьер-министр Франции, переводчик на французский Фридриха Хайека, а тогда вице-председатель Европейской комиссии Раймон Барр и известный американский экономист Дж. К. Гэлбрейт. Активное взаимодействие с ООН также дало свои плоды.

Одним из первых ключевых спикеров Давосского форума на первом этапе был Отто фон Габсбург – наследник австрийского престола, один из основателей Пан‑европейского движения (вместе с Куденове-Калерги), ярый противник СССР в Холодной войне.

В 1987 году Шваб переименовал свой Европейский форум менеджмента во Всемирный экономический форум.

«Стратегические партнеры» Всемирного экономического форума – это группа из 100 глобальных организаций самого высокого уровня. В неё входят крупнейшие мировые банки, такие как Barclays, Bank of America, Credit Suisse, Deutsche Bank, Morgan Stanley и Standard Chartered Bank, которые приносят огромную финансовую мощь.

Партнёры ВЭФ – это такие крупные технологические и коммуникационные компании, как Huawei, Publicis, Omnicom, две глобальные коммуникационные компании Facebook и Google, крупнейшее мировое агентство новостей Thompson Reuters, AstraZeneca и Pfizer, разрабатывающие вакцины от COVID-19.

Из российских компаний в этом списке – «Сбер» и «Лукойл».

Давос превратился в важную международную площадку, где обсуждались не только экономические, но и политические и дипломатические инициативы.

«Призыв вице-канцлера Германии Ганса-Дитриха Геншера к миру в Давосе поверить на слово президенту СССР Михаилу Горбачеву, предлагавшему реформы, широко известен тем, что дал толчок окончанию холодной войны, распаду советского блока и объединению Германии. <…>

Неофициальная встреча, организованная Форумом, привела к началу Уругвайского раунда глобальных торговых переговоров, а позднее к созданию Всемирной торговой организации (ВТО). Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) возникло в результате неофициальных переговоров в Давосе», – отмечает швейцарский журналист Петер Хульм.

Он также считает Шваба «самым нетипичным революционером» из Женевы, сравнивая его с Жаном Кальвином, Владимиром Лениным и Сергеем Нечаевым.

Так говорил Шваб

«COVID-19 ускорил наш переход к эпохе четвертой промышленной революции, – считает глава ВЭФ Клаус Шваб. – Мы должны сделать так, чтобы новые технологии в цифровом, биологическом и физическом мире оставались ориентированными на человека и служили обществу в целом, обеспечивая всем справедливый доступ к ресурсам… Мы должны декарбонизировать экономику, использовать то небольшое окно возможностей, которое пока еще открыто, и привести наше мышление и поведение в соответствие с законами природы».

Звучит бессмысленно и умиротворяюще. Но какой комплекс идей на самом деле стоит за этими словами? Для этого нужно обратиться к ключевым моментам библиографии Шваба.

Отличительной стороной мышления Шваба стало рассмотрение всех процессов в обществе с точки зрения интересов капитала и максимизации прибыли. Остальные внеэкономические аспекты общества уходили на второй план.

Например, в 1971 году в своей книге «Современное управление предприятием в машиностроении» (Moderne Unternehmensführung im Maschinenbau), он использовал термин «заинтересованные стороны» (die Interessenten), фактически переопределив человека не как гражданина, свободного индивида или члена сообщества, а как вторичного участника коммерческого предприятия.

Целью жизни каждого человека было заявлено «достижение долгосрочного роста и процветания».

Последние годы Шваб активно пропагандирует концепцию «четвёртой промышленной революции», написав на эту тему ряд книг. Одну из них, вышедшую в России ещё в 2016 году, рекомендовал не кто иной, как Герман Греф.

В своих работах Шваб говорит в частности об «уберизации» труда – освобождении капитала от издержек социальных выплат вследствие развития онлайн-платформ, распространении роботизации и алгоритмов, вытесняющих человека из сферы производства.

Шваб является энтузиастом такого рода технологических изменений, отмечая, что новые технологии имеют не только экономическое, но и политическое значение. Основатель ВЭФ мечтает о мире, где происходит «слияние технологий в физическом, цифровом и биологическом мирах», всем будет управлять искусственный интеллект, а вещи окажутся связаны через интернет.

«Биг дата», «интернет вещей», «цифровая экономика» и «цифровизация», все эти заклинания современных российских либералов, включая высокопоставленных (наподобие Германа Грефа, являются лишь повторением того, что уже говорил и написал Шваб. Кстати, Греф – член Совета попечителей Всемирного экономического форума.

Трансгуманизм и тотальный контроль

Конечно, всё это подаётся исключительно как «служение людям» или точнее «потребителям», как их любит определять Шваб. Однако, за словесной шелухой скрывается намерение установить новые формы контроля над «уберизированным обществом», где отсутствуют любые формы социальной солидарности. В частности, Шваб заявляет, что:

«Нужно «перестать возражать против того, чтобы предприятия наживались на использовании и продаже информации о каждом аспекте нашей личной жизни»,

«Озабоченность граждан неприкосновенностью частной жизни и установление ответственности в деловых и правовых структурах потребует корректировки мышления»,

«По мере расширения возможностей в этой области будет возрастать соблазн правоохранительных органов и судов использовать методы определения вероятности преступной деятельности, оценки вины или даже возможного извлечения воспоминаний непосредственно из мозга людей. Даже пересечение национальной границы может в один прекрасный день потребовать подробного сканирования мозга для оценки риска для безопасности человека».

И с завидной настойчивостью господин Шваб повторяет одну и ту же мысль: человек в «Четвёртой промышленной революции» отменяется.

«Умопомрачительные инновации, вызванные четвертой промышленной революцией, от биотехнологии до искусственного интеллекта, заново определяют, что значит быть человеком»,

«Будущее поставит под сомнение наше понимание того, что значит быть человеком, как с биологической, так и с социальной точки зрения»,

«Уже достижения в нейротехнологиях и биотехнологиях заставляют нас задуматься о том, что значит быть человеком»,

«Некоторые из нас уже чувствуют, что наши смартфоны стали продолжением нас самих. Сегодняшние внешние устройства – от носимых компьютеров до гарнитур виртуальной реальности – почти наверняка станут имплантируемыми в наше тело и мозг. Эксоскелеты и протезирование увеличивают нашу физическую силу, а достижения в нейротехнологиях повышают когнитивные способности. Мы сможем лучше манипулировать как своими собственными генами, так и генами наших детей. Эти достижения поднимают глубокие вопросы: Где мы проводим границу между человеком и машиной? Что значит быть человеком?».

В такой ситуации, по мнению Шваба, мир разделится на победителей и проигравших, неравных «онтологически»:

«Онтологическое неравенство отделит тех, кто приспосабливается, от тех, кто сопротивляется – материальных победителей и проигравших во всех смыслах. Победители могут даже извлечь выгоду из той или иной формы радикального улучшения человека, порожденного определенными сегментами четвертой промышленной революции (например, генной инженерией), чего проигравшие будут лишены», – подчёркивает глава ВЭФ.

Киборгизация, «умные тату», чипирование – всё это рассматривается Швабом как неминуемые составляющие «четвертой промышленной революции». Той самой, к которой мы стали, по его словам, ближе из-за COVID-19, и которая, по его же словам, требует «системного управления человеческим существованием». А такое управление может быть только глобальным.

Мир, находящийся на пороге столь масштабных изменений, может и восстать, отказаться от киборгизации, контроля искусственного интеллекта и других радостей постчеловеческого мира. Но Шваб непреклонен: именно такого поворота нужно избежать.

Он с опасением следит за антиглобалистскими и популистскими движениями в мире, особенно французскими «Жёлтыми жилетами». По его словам, для успеха глобализационного проекта «миру не хватает последовательного, позитивного и общего нарратива, в котором излагались бы возможности и проблемы четвертой промышленной революции, который необходим для того, чтобы избежать негативной реакции народа.

В свете рассуждений Шваба о глобальном постчеловеческом будущем, довольно зловеще звучит его утверждение: «Многие спрашивают, когда мы, наконец, сможем вернуться к нормальной жизни. Если вкратце: никогда!».

«Мир больше не будет прежним, капитализм примет иную форму, у нас появятся совершенно новые виды собственности, помимо частной и государственной. Крупнейшие транснациональные компании возьмут на себя больше социальной ответственности, они будут активнее участвовать в общественной жизни и нести ответственность ради общего блага» – утверждает Шваб в своей новой книге «COVID-19: великая перезагрузка».

Основной посыл в целом тривиальный: больше власти и денег для ТНК, меньше свободы и больше контроля для граждан, которые могут оказаться «не готовы» к серьёзным изменениям. «Национальному государству места не останется», – добавляет Шваб открытым текстом.

«Молодежь» Шваба

Показательно, что эти идеи разделяет не только президент Всемирного экономического форума. Так, на сайте ВЭФ можно найти описание будущего (2030 года) от Иды Аукен – бывшего министра окружающей среды Дании (2011-2014 годы). Она является членом датского парламента от Социал‑либеральной партии и председателем парламентского комитета по климату и энергетике.

Внимания заслуживает тот факт, что Аукен стала (как сообщает ВЭФ) «первым датским политиком, выбранным в качестве Молодого глобального лидера Всемирного экономического форума, а также была избрана одним из 40 наиболее перспективных молодых лидеров в возрасте до 40 лет в Европе». «Молодые глобальные лидеры» – это ещё одна организация, основанная Клаусом Швабом в 2004 году. Её цель – воспитание нового поколения глобалистски мыслящих политиков.

В описании 2030 года от Иды Аукен она восхищается «новым миром», где она не владеет не только автомашиной или собственным жильём, но даже одеждой. Продукты превратились в услуги (нет ничего своего, но все можно заказать или одолжить у бизнеса). Зато как по мановению волшебной палочки вдруг очистился воздух и вода, работают роботы, а люди проводят время в креативных удовольствиях.

«Меня больше всего беспокоят все люди, которые не живут в нашем городе. Те, кого мы потеряли по дороге. Те, кто решил, что этого стало слишком много, всех этих технологий. Те, кто чувствовал себя устаревшим и бесполезным, когда роботы и ИИ взяли на себя большую часть нашей работы. Те, кто расстроился из-за политической системы и повернулся против нее. Они живут другой жизнью за пределами города. Некоторые сформировали малообеспеченные сообщества. Другие просто остались в пустых и заброшенных домах в маленьких деревнях XIX века.

Время от времени меня раздражает то, что у меня нет настоящего уединения. Нет места, куда я могу пойти и не попасть в поле зрения камер. Я знаю, что где-то все, что я делаю, думаю и о чём мечтаю, записывается. Я просто надеюсь, что никто не будет использовать это против меня.

Но в общем, это хорошая жизнь. Гораздо лучше, чем тот путь, по которому мы шли, где стало так ясно, что мы не сможем продолжать жить по той же модели роста. У нас происходили все эти ужасные вещи: болезни, связанные с образом жизни, изменение климата, кризис беженцев, деградация окружающей среды, полностью переполненные города, загрязнение воды, загрязнение воздуха, социальные беспорядки и безработица. Мы потеряли слишком много людей, прежде чем поняли, что можем делать все по‑другому», – заканчивает описание общества будущего «Молодой лидер».

В списках нынешних участников и выпускников программ «Молодых лидеров» ВЭФ сотни депутатов разных уровней, топ-менеджеров инвестиционных компаний, известных актёров и спортсменов.

Например, Марк Цукерберг, создатель Facebook и Сергей Брин (Google), нынешний премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Арден (попала в программу в 2014-м, возглавляя «Международный союз молодых социалистов»), Леонардо ди Каприо и Джек Ма.

Выборка «молодых лидеров» в регионе Евразии выдаёт среди прочих следующих персон:

Кирилл Дмитриев. Генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций;
Александр Ивлев. Управляющий партнер аудиторско-консалтинговой компании Ernst&Young по странам СНГ (В 2007 году Всемирный экономический форум включил Александра в список Young Global Leaders; в 2009 году он вошел в «Первую сотню» резерва управленческих кадров, находящихся под патронатом Президента Российской Федерации);
Игорь Шевченко. Бывший министр экологии Украины, фигурант коррупционных скандалов;
Рубен Варданян. Российский миллиардер, один из основателей проекта «Сколково»;
Толкунбек Абдыгулов. Председатель Национального банка Кыргызстана;
Мамука Бахтадзе. Бывший премьер-министр Грузии;
Каха Каладзе – мэр Тбилиси.

«Большая перезагрузка» и её друзья

После знакомства с биографией Клауса Шваба, его высказываниями, ознакомления с усилиями по построению масштабной глобалистской сети, заявления Всемирного экономического форума относительно пандемии COVID-19 выглядят не столь безобидно, как может показаться на первый взгляд.

«Каждая страна, от Соединенных Штатов до Китая, должна участвовать в этом процессе, и каждая отрасль промышленности, от нефти и газа до технологий, должна быть преобразована. Короче говоря, нам нужна большая перезагрузка капитализма», – отмечается в заявлении ВЭФ.

По мнению руководства форума, «одна из положительных сторон пандемии заключается в том, что она показала, как быстро мы можем радикально изменить наш образ жизни. Почти мгновенно кризис заставил предприятия и отдельных людей отказаться от практики, которая долгое время считалась крайне необходимой».

Также, отмечают глобалисты, хорошо, что «население демонстрирует готовность идти на жертвы». Для этого, по мнению ВЭФ, понадобится усиление глобального взаимодействия и более сильные правительства.

Однако в отношении кого эти правительства должны проявлять силу? Вряд ли это крупный бизнес, так как тут же ВЭФ отмечает, что весь процесс потребует «участия частного сектора на каждом этапе пути». Значит, сила будет применяться в отношении граждан, малого бизнеса и всех тех, кто не впишется в «четвёртую промышленную революцию» и новую «экологичную экономику». Очень похоже на Эммануэля Макрона, продолжившего ликвидацию социальных гарантий для французов с одновременным усилением полицейской составляющей государства.

Смысл большой перезагрузки (в экономической плоскости) в «координированном» изменении правил игры на глобальных рынках и перераспределении национальных инвестиций по планам, прописанным ВЭФ для построения «экологичной экономики». В политической и социальной – во всё той же «четвёртой промышленной революции», издержки которой отлично описал ранее сам Шваб.

Показательно, кто поддержал эту идею в России. Программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов, пугая читателей «глобальной катастрофой», заявил, что надо срочно переводить человечество на «зелёные рельсы»:

«Лучше уж "Большая перезагрузка" (пусть и затратная), чем антиутопия ожидания новой катастрофы», – пишет научный руководитель Европейского института МГИМО (с 2015 года), профессор РАН, начинавший свой путь в научной и общественной деятельности, в том числе и с сотрудничества с Фондом Сороса. Не стоит много говорить о том, что Джордж Сорос – постоянный участник ВЭФ.

https://katehon.com/ru/article/klaus-shvab-globalist-transgumanist-revolyucioner

Елисеев - Цифровые монополии

29 июля, в подкомитете по антимонопольной политике палаты представителей (США) прошли спецслушания, на которые были приглашены руководители четырех цифровых гигантов.
https://www.fondsk.ru/news/2020/10/06/sposobny-li-gosudarstvennye-vlasti-ssha-obuzdat-cifrovyh-monstrov-51993.html

Слушания вёл глава подкомитета Дэвид Сисилини. "Он и другие конгрессмены заявили, что считают компании Facebook, Apple, Google и Amazon монополистами, - сообщает Валентин Катасонов. - Предварительное расследование показало, что они нещадно уничтожают конкурентов. Своих преимуществ в конкурентной борьбе они достигают за счёт незаконного сбора информации о других компаниях, копирования и откровенного воровства чужих технологий, недружественных поглощений и т. п. Все четыре компании стали супермонополиями и злоупотребляют своей властью, игнорируют американское законодательство. Своё вступительное слово Дэвид Сисилини завершил словами: «Наши отцы-основатели не склонились перед королём. Мы же не должны преклоняться перед императорами онлайн-экономики».

Показательно, что сам Сисилини принадлежит к Демократической партии, а ей цифровые гиганты благоволят. Похоже, что и некоторые демократы начинают понимать - речь идёт о демонтаже всей американской системы, в том числе и самой Демпартии. ("Транснационал и опасные игры Демократов" -https://zavtra.ru/blogs/transnatcional_i_opasnie_igri_demokratov)
"Ещё недавно IT-гиганты были просто посредниками в передаче информации, а сегодня они уже пытаются диктовать государству свои условия: что считать «правильной» информацией, а что «неправильной». Выяснилось, что у них есть своя система ценностей, они начинают выступать в роли редакторов и цензоров проходящей через них информации, а при необходимости продвигать ту информацию, которая им кажется наиболее актуальной. Они уже не посредники, а активные творцы общественного мнения. Фактически IT-гиганты стали самостоятельным центром силы в политической жизни Америки".

Сие весьма показательно. Посредники часто склонны замыкать связи на себе. Они становятся неким средостением, преградой, поглощающей творческие энергии. Так, Капиталистическая олигархия становится преградой между собственностью и тружеником. А Бюрократическая олигархия выступает преградой между властью и народом.

https://a-eliseev.livejournal.com/2024698.html

Елисеев - Нетос, этнос и «этнический» нетос

В последнее время всё чаще говорят о том, что на смену традиционному «этносу» грядет некий «нетос». Если первый (в самых разных значениях) более привязан к некоей локальной общности, то второй выстраивает свою идентичность в качестве глобальной социальной сети.
Данная сеть является, в первую очередь, информационной, что вполне соответствует природе новейшего – информационного – общества. Её ядром выступают крупные цифровые корпорации. В настоящий момент они представляют собой новый, особый сегмент капитала, существенно отличаясь как от промышленного, так и от финансового капитала. К слову, последние политические подвижки в США связаны, в первую очередь, с активностью цифрового (информационного) капитала. И он, в скором времени, подчинит себе все другие сегменты капитала.

Много говорилось о том, что корпорации хотят встать на место государств. Это верно, но под силу это будет именно цифровым корпорациям. Прежние же корпорации есть продукт ушедшей индустриальной эпохи. Им суждено стать придатками цифровых корпораций. Именно последние и сформируют мировое правительство – Всемирный совет глобальных корпораций (по Э. Тоффлеру). Старые корпорации включают в себя только своих работников. Новые, в качестве уже глобальных информационных сетей, включают в себя не только работников корпорации, но и всех пользователей сети. И для некоторых сетей счёт уже идёт на миллиарды. Да, один и тот же человек может быть пользователем сразу нескольких сетей. Но, всё-таки, предпочитать он будет одну сеть. А в будущем эта привязанность может быть даже как-то институализирована.

Также можно предположить уход с политической сцены «страты» политиков, которая тоже является порождением индустриальной эпохи. Теперь роль политического прикрытия корпораций будут играть СМИ. Опять-таки, вспомним последние события в США, где тамошние «медиа» практически короновали «сонного Джо». К слову, последний своим поведением наглядно подтверждает, что пришёл «закат политиков». (Кстати, некоторые политики США, как республиканцы, так и демократы, что-то стали подозревать, см. «Представители против цифровиков» - https://a-eliseev.livejournal.com/2024698.html).

Есть ли альтернатива глобальному, космополитическому нетосу? Да, есть, точнее ей могли бы стать «этнические» нетосы. Внутри одного «этноса» (в широком смысле) – несколько нетосов. Речь идёт об информационных сообществах, которые выстраивались бы по национальному и социалистическому принципу. Цифровая корпорация, несмотря на всю свою новизну, всё-таки - типично капиталистическое предприятие. А вот этнический нетос будет основан на коллективной, артельно-кооперативной собственности. Вся собственность этнонетоса должна принадлежать всем его пользователям. Сам этнонетос будет представлять собой сеть разнообразных общин – территориальных, производственных, творческих, религиозных и т. д. Это будет соответствовать народно-социалистической природе грядущей России.

https://vk.com/id218350332?w=wall218350332_3066%2Fall

Елисеев - Глобальный тоталитаризм Мегаполии

Как оказалось, «с системой наблюдения в «умных городах» все оказалось намного хуже, чем кто-либо мог предполагать. Издание The Globe And Mail проанализировало попавший к ним документ, именуемый «Желтой книгой», где описана концепция так называемых «умных городов», создаваемых дочерней компанией Google — Sidewalk Labs. В книге предлагается создание сообщества, в котором смогут проживать 100 000 человек на участке площадью до 1000 акров… The Globe and Mail также пишет, что умные города Sidewalk Labs будут внедрять многоуровневую систему социального кредита, которая вознаграждает определенных людей и наказывает тех, кто хочет остаться анонимным. Анонимные пользователи не смогут получить доступ ко всем услугам района, им не будут доступны услуги автоматизированного такси, а некоторые магазины не будут принимать наличные». («Как крупные корпорации будут строить «надзорный капитализм» через систему «умных городов» : http://tv-den.ru/2019/11/12/kak-krupnye-korporacii-budut-stroit-nadzornyj-kapitalizm-cherez-sistemu-umnyh-gorodov/)
Collapse )

Несколько книг

Александр Павлов
Постыдное удовольствие. Философские и социально-политические интерпретации массового кинематографа

До недавнего времени считалось, что интеллектуалы не любят, не могут или не должны любить массовую культуру. Те же, кто ее почему-то любят, считают это постыдным удовольствием. Однако последние 20 лет интеллектуалы на Западе стали осмыслять популярную культуру, обнаруживая в ней философскую глубину или же скрытую или явную пропаганду. Отмечая, что удовольствие от потребления массовой культуры и главным образом ее основной формы – кинематографа – не является постыдным, автор, совмещая киноведение с философским и социально-политическим анализом, показывает, как политическая философия может сегодня работать с массовой культурой. Где это возможно, опираясь на методологию философов – марксистов Славоя Жижека и Фредрика Джеймисона, автор политико-философски прочитывает современный американский кинематограф и некоторые мультсериалы. На конкретных примерах автор выясняет, как работают идеологии в большом голливудском кино: радикализм, консерватизм, патриотизм, либерализм и феминизм. Также в книге на примерах американского кинематографа прослеживается переход от эпохи модерна к постмодерну и отмечается, каким образом в эру постмодерна некоторые низкие жанры и феномены, не будучи массовыми в 1970-х, вдруг стали мейнстримными.

https://ru.bookmate.com/books/euipPx80

Collapse )

Комедия "Всё, что осталось от революции"



Всё, что осталось от революции (Tout ce qu'il me reste de la révolution), 2018
Режиссер: Джудит Дэвис

Незатейливая и достаточно слабая французская романтическая комедия с интересной нам фабулой. Если вкратце, то это карикатура как на современных левых, так и на повзрослевшее поколение Мая-68. Ближе к концу фильм становится серьезнее, и в общем-то не щадит и образцового менеджера-капиталиста.

Девушка решает стать урбанистом, чтобы содействовать сближению людей. Для нее быть урбанистом - это политическая позиция (привет Ги Дебору). В своем архитектурном бюро она попадает под сокращение и высказывает, что думает, начальнику - бывшему левому интеллектуалу, ностальгирующему по Маю-68.

Ее отец коммунист, вступивший в 68 году в партию. Мать - точно такая же: "Мою маму интересовали фундаментальные вещи. И эти вещи были - революция и марксизм". Чуть дальше мы узнаем, что родители девушки - маоисты, и познакомились на заводе в Безансоне (вспомните кино-опыты Криса Маркера, когда он учил рабочих Безансона снимать активистское кино). Но сейчас девушка не общается с матерью, поскольку мать бросила политическую борьбу и свои идеалы и уехала жить в деревню.

Девушка продолжает традицию своих родителей: "Мы начали со студенческого профсоюза. В составе профсоюза вступили в партию". Дальше они организуют дискуссионную группу, построенную по безлидерному принципу, но не могут договориться даже об общих тезисах. У нее начинается роман с аполитичным мистиком и просто "хорошим парнем", который пытается ее убедить, что может быть, и не в социализме счастье.

Сюжет строится полностью на выстебывании левых, их "сектантском" поведении и неумении договориться. Но в финале происходит яркая сцена: девушка попадает на семейное торжество, где муж сестры - корпоративный менеджер - доводит вас, как зрителя, до бешенства своими бизнес-сентенциями и мышлением продажника, а потом просто срывается эмоционально. И становится понятно, что симпатии режиссера - вовсе не на стороне капитала, но и как правильно, он тоже не знает: старые левые - разочарованы и сидят во "внутренней эмиграции", а молодые - разрознены и смешны. И конечно, интересно, что фильм выходит именно сейчас, он очень новый, 2018 года, вы можете в нем почувствовать настроение французских молодых левых, тот контекст, в котором зародилось движение "Жёлтых жилетов".

В ролях: Джудит Дэвис, Малик Зиди, Клер Дюма, Симон Бакуше, Мелани Бэстель, Надир Легран, Мирей Перье, Ясин Уиша, Pat Belland, Самира Седира

Страна: Франция
Продолжительность: 88 минут
Жанр: комедия

https://vk.com/cinemarxisme?w=wall-164851433_10379