Сбитнев Сергей (sbitnevsv) wrote,
Сбитнев Сергей
sbitnevsv

Categories:
  • Mood:

Жижек : капитализм и этнические войны в Африке

30 октября 2008 агентство Associated Press сообщило, что Лоран Нкунда (генерал повстанческой армии, осаждавшей Гома, столицу одной из восточных провинций Конго) требовал провести переговоры с правительством Конго. Генерал был против многомиллиардной сделки с Китаем, согласно которой Китай получает доступ к богатейшим минеральным ресурсам страны в обмен на строительство железных дорог и автострад. Сама по себе эта сделка уже является потенциальной угрозой для местных лидеров вооруженных группировок – ее успех создал бы инфрастуктурную базу для функционирования Конго как единого государства.

В 2001-м ООН провела расследование по поводу нелегальной эксплуатации природных ресурсов Конго. Оказалось, что военный конфликт в этой стране ведется преимущественно из-за вопросов доступа, контроля и торговли пятью видами минералов: колтан, алмазы, медь, кобальт и золото. Согласно данным расследования, эксплуатация природных ресурсов Конго главарями местных вооруженных группировок и иностранными армиями имеет «системный и систематический характер». В то же время, лидеры Уганды, Руанды (а вслед за ними и Зимбабве с Анголой) превратили своих солдат в армии бизнеса. Руандийская армия заработала за 18 месяцев по меньшей мере 250 миллионов долларов на продаже колтана, используемого в мобильных телефонах и ноутбуках.

В заключение доклада ООН говорилось о том, что перманентная война и дезинтеграция Конго «создали ситуацию выгодную для всех участников конфликта. Единственной проигравшей стороной в этом масштабном бизнес предприятии является народ Конго».

Таким образом, за фасадом межэтнической войны можно различить контуры глобального капитализма. После падения Мобуту Сесе Секо Конго более не существует как единое государство – а в особенности это касается его восточной части, раздробленной на множество территорий, управляемых главарями вооруженных группировок. Они и контролируют – каждый свой участок, с помощью армий, состоящих, в том числе и из подсаженных на наркотики детей. Каждый главарь подобной группировки эксплуатирует ресурсы своего региона и имеет собственные деловые связи с иностранными компаниями и корпорациями.

Подобная ситуация вполне устраивает обе стороны: корпорации получают право на добычу ископаемых без налогов, главари группировок – получают деньги. Ирония заключается еще и в том, что эти минералы используются в высокотехнологическом производстве ноутбуков и мобильных. Так что забудьте о диких обычаях местного населения – уберите из уравнения лишь одно составляющее – иностранные хай-тэк компании и тотчас же рухнет все здание межэтнической войны, якобы, подпитываемой старыми обидами.

Не меньше иронии и в том, что среди тех, кто активно эксплуатирует сейчас конголезские ресурсы – руандийские тутси, жертвы жутчайшего геноцида, происходившего чуть более десяти лет назад. В 2008-м руандийское правительство предоставило документы, доказывающие соучастие бывшего французского президента Франсуа Миттерана (и его администрации) в геноциде тутси. Франция тогда поддерживала переворот, организованный хуту (в противовес англоязычным тутси), и даже вооружала воинские формирования хуту, с целью восстановления своего влияния в этой части Африки. Отрицание Францией обвинений в соучастии, как «необоснованных», само по себе тоже было ничем необоснованно.

Справедливость требует, чтобы Гаагский трибунал привлек к ответственности и Миттерана – но западная юридическая система не пошла в этом направлении дальше ареста генерала Аугусто Пиночета, являвшегося к тому времени уже государственным деятелем-изгоем. Обвинительный приговор Миттерану разорвал бы этот порочный круг – впервые бы суд состоялся над ведущим политиком западной державы, претендовавшим на звание защитника свободы, демократии и прав человека. Такой суд продемонстрировал бы соучастие западных либеральных сил в том, что медиа подают нынче как некий взрыв «аутентичного» варварства стран третьего мира.

Сама «этическая» сторона капитализма, таким образом, появляется в результате сложного процесса идеологического абстрагирования и «стирания памяти». Компании, торгующие сырьем, добытым при весьма подозрительных условиях (с использованием рабского и детского труда) успешно практикуют мастерство «этического очищения» – такой вот бизнес-аналог этнических чисток. С помощью системы перепродаж происхождение сырья (в действительности купленного в местах с неприемлемыми на Западе условиями производства) уже невозможно установить.

В джунглях Конго действительно господствует тьма, но сердце этой тьмы – повсюду: в светлых офисах, в наших банках, в хай-тэк компаниях.

Чтобы пробудиться от этого капиталистического – как сказал бы Кант, «догматического сна» – и увидеть настоящее сердце тьмы, следует применить и к нынешней ситуации одно едкое замечание Бертольта Брехта из «Трехгрошовой оперы»: «Что такое налет на банк по сравнению с основанием банка»?

Что такое кража пары тысяч долларов, за которую кто-то идет в тюрьму – по сравнению с финансовыми спекуляциями, лишающими десятки миллионов человек жилья и собственных сбережений, за которые государство щедро вознаграждает?

Что значат конголезские главари вооруженных группировок – по сравнению с просвещенными, обеспокоенными проблемами экологии западными топ-менеджерами? Возможно, все-таки, прав был Жозе Сарамаго, когда он предлагал в своей авторской колонке судить на Гаагском трибунале менеджеров крупных банков, виновных в кризисе, за преступления против человечества.

Может быть, следует считать его предложение не некой поэтической гиперболой в стиле Джонатана Свифта – а воспринять его со всей серьезностью?

http://liva.com.ua/drilling-into-hearts-of-darkness.html
Tags: Жижек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments