September 19th, 2016

Крестьянская обувка: из лаптей в сапоги.

Оригинал взят у ihistorian в Крестьянская обувка: из лаптей в сапоги.
Про крестьянскую обувь XIX- перв.пол. XX вв. у меня есть хороший отрывок из уже упомянутой монографии этнографа Е.П.Бусыгина (Бусыгин Е.П. Русское сельское население Среднего Поволжья (середина XIX – нач. XX вв.). - Казань: издательство Казанского университета, 1966).Collapse )

Фестиваль мертвых у индонезийского народа Тораджи

Каждые три года на индонезийском острове Сулавеси проходит фестиваль Манене, в рамках которого представители народа тораджи выкапывают мертвых родственников из могил и наряжают их в новую одежду. Этот ритуал существует уже больше ста лет. Участники проходят парадом с телами умерших и позируют с ними для фото. В переводе с языка тораджи название фестиваля переводится как «Церемония очистки трупов».


Внук расчесывает волосы мертвого деда.

Для представителей народа тораджи, местного населения горного региона Тана-Тораджи, похороны — самое важное событие «в жизни». Большинство всю жизнь собирают деньги на то, чтобы быть похороненными красиво и с помпой.



В некоторых случаях похороны даже откладываются на неопределенный срок, от нескольких недель до нескольких лет, чтобы семья успела накопить денег на проведение красивой и экстравагантной церемонии.



Но похороны никогда не становятся для людей из народа тораджи последним шансом увидеться с родными. Когда бы ни умер человек, его труп заворачивают в несколько слоев ткани, чтобы тело не разлагалось.



А после каждые три года тела откапывают родственники мертвых, которые любуются на них, приводят трупы «в порядок» и наряжают их в новую одежду.



Еще один важный элемент фестиваля — замена и починка гробов, которую проводят для того, чтобы остановить разложение тела.



Народ тораджи проживает в высокогорной местности на острове Сулавеси. Эти места настолько глухие, что некоторые деревни существовали без всякой связи с остальным миром вплоть до 1970-х, когда были обнаружены нидерландскими миссионерами. Среди тораджи также распространена традиция заключать брак со своими родственниками, правда, не ближе четвертого колена. Согласно местным верованиям, смерть — не конец жизни, а лишь один из ее этапов.



Похороны считаются ключевым моментом перехода человека в мир духов, поэтому некоторые церемонии продолжаются до недели, а их сценарий тщательно разрабатывается заранее. Также, по верованиям тораджи, душа мертвого человека всегда должна возвращаться в родную деревню. Из-за этого многие люди не покидают свои дома, боясь, что смерть настигнет их вдали от дома и их тело не смогут доставить обратно.

http://bigpicture.ru/?p=811757

Головин о лабиринте

Некоторые особенности лабиринта


У Каспара фон Лоэнштена, немецкого поэта семнадцатого века, есть стихотворение под названием "Надпись над входом в лабиринт":
Глаза бесполезны в бесчисленных поворотах,
Зрячему и слепцу одинаково выхода нет.
Живой уже умер. Мертвый ждет воскресенья.
Только мудрец доволен, попав в лабиринт.
Своеобразные субъекты эти мудрецы, коли им по душе абсолютно гиблая ситуация. Что жизнь человеческая суть лабиринт, это течет в нашей крови и понятно без рассуждений. В данном контексте следует добавить: понятия прошлого и будущего, а следовательно, злой и счастливой судьбы бесмысленны в лабиринте, где царит тягучий настоящий момент.
Нонсенс воплощения идеи окружности в "Символике креста" Рене Генона: сколь бы усердно не вонзалось в бумагу острие, сколь бы хорошо не держался угол циркуля, конец не совпадет с началом, исток не вольется в собственное устье. Замкнутый круг невозможен, ибо идеальной плоскости не бывает. Сколь бы не стремились друг к другу концы кривой линии, сомкнуться им не удастся - всегда останется минимальный зазор. С прямой дело обстоит не лучше - ее равным образом исказит отсутствие идеальной плоскости.
Трехмерность - понятие условное и прагматическое.
Мы ловим неуловимое пространство воображаемой геометрической сетью, "исправляя и улучшая" наше восприятие. Ученые не доверяют ни глазам, ни ушам своим, но весьма довольны микроскопом и телескопом, поскольку инструменты эти растворяют индивидуальные зрительные особенности в стерильной и "объективной" одинаковости. Так же точно окружности и прямые линии ректифицируют неточности прихотливого разнообразия мира, отраженного в синих, черных или зеленых глазах.
Современное познание инструментально и социально.
Коллективный научный разум пустяками не интересуется и пренебрегает минимальными зазорами - ведь иначе никакой теории не построишь. Любимое выражение: "для удобства и наглядности будем считать" минимальное движение за покой, минимально неправильное движение за равномерное прямолинейное, минимальное неравенство за равенство, максимальную удаленность за бесконечность и т.д. Если начертить с десяток окружностей разного размера и колорита, назвать одну "кольцом Венеры", другую "оком небытия", третью "восторженной песней лазури" и сказать: ничего общего меж ними нет, нам возразят: всё это - окружности. Здесь безусловное отличие мышления абстрактного от примитивно-конкретного.
Этнограф Сент-Ив Венсан, который прожил несколько лет в одном из племен ирокезов, вспоминает как трудно было объяснить индейцам цифры и цифровой ряд. "Старый Вассавити очень недоверчиво следил как я в сотый раз считаю хемлок, сосну и клен и вытягиваю три пальца - три, понимаешь ли, три дерева. Что такое дерево, недоумевал он. Дерево это дерево, кричал я, хлопая по сосне. Погоди, остановил меня индеец, ты хлопаешь не по своему "дереву", а по сосне. Что тут поделаешь? Ты согласен, старик, что клен это не медведь. Вассавити объявил, что в жизни не слышал подобной чепухи. Потом рассказал, как на его глазах убегающий от охотников медведь обратился в клен, а потом, когда опасность миновала, стряхнул с себя кору, листья и неторопливо удалился. Я растерянно молчал. Старый Вассавити покачал головой и принялся меня поучать. Число три, провозгласил он, нельзя показывать на пальцах - это знак черного колдовства. Вот смотри, заключил индейский мудрец, сосна, хемлок и клен часто враждуют меж собой, какие уж тут числа. Но вот белка на сосне, а также гнездо ворона. Сосна, ворон и белка очень дружат, можно сказать, одна семья. Вот тебе число три. А твои деревья...Вассавити махнул рукой и побрел в лес". (Сент-Ив Венсан. Воззрения ирокезов на природу. 1972)
Рациональное познание, основанное на сведении множества индивидуальных вещей к приблизительному тождеству, основанное на идеях равенства, либо-либо, причинно- следственной связи, никакого отношения к жизни личности не имеет. Точность вращения земли и движения планет порождена коллективным опытом определенного социума. Почему-то мысль о подобной точности возникла после изобретения механических часов, после унификации глубоко индивидуальных переживаний времени и пространства.
Уильям Блэйк так выразил принцип индивидуальности:
И каждое пространство, которое человек видит,
Пребывая на своей крыше или в саду, или
На холме двадцати локтей высоты, это
Пространство - его вселенная-
-И если человек переселяется, его
Небо переселяется вместе с ним.
Интеллектуальное индивидуальное усилие должно быть направлено на познание собственного неба в частности, собственного микрокосма вообще. У индивида, пока он не растворился в социуме, нет никакой судьбы, никакого прошлого или будущего, поскольку хронология, причинно-следственная связь событий и предсказуемость действий основаны на равномерном движении, прямых линиях, циклах и прочих социальных условиях и договоренностях.
Как выглядят естественные пути одинокого человека, лишенного ориентиров, то есть мнимо неподвижных точек и четких направлений?
Крайне своеобразный американский писатель Чарльз Форт много лет собирал информацию о явлениях необычных и любил оригинально трактовать обыденные ситуации. Фрагмент его книги "Ло" озаглавлен так: "Рисунки маршрутов странников, которые заблудились в девственных лесах и пустынях". Все без исключения рисунки напоминают лабиринты. "Очевидно, - полагает Чарльз Форт, - странники, блуждающие без компаса в ночных пустынях и лесах, повинуются первичному иррациональному побуждению, ибо пространство суть лабиринт".
Неожиданное и случайное здесь не исключение из предсказуемой закономерности, но естественная реальность одинокого человека. Режим подобной реальности - катастрофа для персоны общественной. Любопытен рассказ Г.Ф. Лавкрафта: космонавт, то есть представитель научного коллектива, попадает на Венере в прозрачный лабиринт. Обычный пейзаж вот он, совсем рядом, но тело постоянно натыкается на неумолимые, совершенно прозрачные стены. Паника, безумие, гибель.
Радикальная нестабильность бытия, беспокойство, неуверенность, экзистенциальный страх сопутствуют поискам "выхода": жизнь - лабиринт, необходимо найти "смысл и центр сущего", иначе-Так полагают "люди земли" и напрасно полагают: лабиринт это путь от земли в Океанос, космическую стихию воды, где представления о земной ориентации бесполезны. Космогонии лабиринта, известные с глубокой древности, всегда связаны со стихией воды. Уильям Блэйк:
Мировая раковина - вогнутая земля
Лабиринтальной запутанности, земля,
Испещренная извилистыми ущельями
Двадцати семи уровней плотности.
Поэт, разумеется, не придумал "мировую раковину", мы встречаем нечто подобное в книге Атанасиуса Кирхера (17век) "Mundus subterraneus" ("Подземные миры"): "Земля - раковина в Океаносе. Эту концепцию стоика Посидония разделяли Дунс Скотт, Иоанн из Солсбери и другие благочестивые философы. В беспрерывной борьбе и переплетениях стихий квинтэссенция образует золото-перламутровые средоточия, называемые звездами".
Кирхер - креационист и, несмотря на своеобразие его космогонии, ищет во всем промысел Творца. В странной и сложной мифологии Блэйка тоже присутствуют силовые линии активных теофаний. Зачем мы об этом упоминаем? А вот зачем. Стремление к логической упорядоченности подает надежду на ту или иную степень познаваемости космического лабиринта.
Утверждение итифаллоса, греза об автономии светового мужского начала в беспредельной женской ночи. Стрела, копье, угломер, циркуль - прямая линия в измерении, завоевании волнистых изгибов. Многократно умноженные стороны вписанного в круг правильного многоугольника почти совпадут с этим кругом. Однако всегда останется минимальный зазор, принципиальная недоступность цели.
Пасифая, Ариадна, Тезей - главные ли участники мистерии лабиринта? Нет. Здесь разыгрывается драма богов - Посейдона, Гелиоса, Диониса. Пасифая, мать Ариадны и дочь Гелиоса, отдалась бешеной страсти к быку Посейдона (возможно, это был сам Посейдон) и родила человеческого монстра с головой быка, Минотавра. До или после этого события, ибо мифу чужда хроническая последовательность, Ариадна танцевала на празднестве Диониса; согласно фигурам ее танца Дедал построил лабиринт. Этот лабиринт - храм Минотавра, медиатора меж стихиями воды и земли. Равно как титаны растерзали Диониса в метаморфозе быка, Тезей-цивилизатор убил Минотавра, обманув Ариадну мнимой своей любовью.
Не надо забывать: греческие мифы дошли до нас в жестокой христианской редакции; с большим трудом, в сравнении множества фрагментов и цитат достигается смутное представление о языческой культуре. Сложнейший миф о Минотавре упростился до поучительной сказки про монстра-людоеда и героя-гуманиста. Почему же, интересно знать, в гомеровых гимнах Минотавр назван "повелителем мистерий, дарителем нового тела"? Почему Иоганнес Рейхлин (15-16в.), один из начинателей греческой филологии, интерпретируя миф о критском лабиринте, переводит слово "танатос" (смерть в принятом значении) как "исчезновение из поля зрения", "атанатос" (бессмертие) как "появление в поле зрения"?
Активная патриархальная цивилизация игнорирует все это, прямолинейная фаллическая агрессия, требующая результата здесь и теперь, убивает магические горизонты бытия. Отсюда ненависть к Дионису во всех его ипостасях цивилизаторов законодателей - Ликурга, Персея, Пентея, отсюда предельное унижение его священных животных - быка и козла. Игры по укрощению быка, ритуальное убийство быка - впоследствии коррида - все это наследие крито-микенской андрократии. Во времена христианства подобная ненависть достигла апогея - имеется в виду изображение дьявола в виде козла. Дело понятное - культы Диониса, Минотавра, Ариадны угрожают военно-трудовой организации порядка вещей. Патриархальным доминаторам очень по сердцу мысли о небесно санкционированной иерархии бытия, об антропоцентризме, о страдании, искуплении, дисциплине, о том, что лавры, цветы и наслаждения это не общее достояние, но награда избранным и все прочее в таком духе.
Мистерии Диониса, посвящение в культ лабиринта предлагают роскошь изобилия, абсолютное наплевательство на земную жизнь и ее бескрылые катастрофы, ослепительное безумие карнавала, опьянение, ведущее к божественному in excelsis.

https://vk.com/public75086816

Головин о алхимическом опыте

Труден первый шаг. Надо понять, что такое «зеленый лев». Это шаг с берега в безбрежный океан. Еще раз повторяю. На первом шагу никак не понять, что такое зеленый лев, а дальше это все «женская работа» и «детская игра» (алхимические термины).Просто требуется тщательность и внимание. Любое занятие алхимией предполагает, что в нас есть некое зерно. Некоторые это чувствуют сразу, другие со временем, третьи никогда. Дальше идет агрикультурная работа. Надо дать этому зерну прорости. Когда оно проявляется оно еще бледное, росток бледный и чахлый. Но затем он начинает зеленеть, это и называется «зеленый лев». Это трудно, потому что это выход из черной стадии, подземной (мы все вообще - то живем под землей с этим зерном), и мы пытаемся сублимироваться до воды. Когда Небесный дождь прольется росток начинает выходить на воздух и воду и сразу попадает не в ситуацию подземного кошмара, а в ситуацию трех элементов: воды, воздуха и огня и наконец, мы только тогда понимаем что такое огонь. Потому что когда зерно зреет в земле оно не понимает, что есть огонь вообще. Оно знает теплую утробу матери, но это есть женский огонь, это есть отраженный огонь. Дальше, когда зерно становится растением, там идет проблема выбора, проблема иерархии. Сначала оно становится сорняком, потом лилией, потом розой. Роза уже заключительная стадия философского камня. Тогда восходит солнце микрокосма, то есть то начало , которое нас гармонизирует и упорядочивает дух, душу и тело, оно называется квинтэссенцией- это есть Альбедо – заря. Мы выходим за пределы собственного микрокосма и восходим к полярной звезде , которая и есть истинный философский камень. То есть центр нашего микрокосма – вне его. В этом случае считается , что мы можем видеть мир и вещи в их подлинном нормальном аспекте.»

https://vk.com/public75086816

Описание Сефир



МАЛЬКУТ

Эта Сефира соответствует известному нам трехмерному физическому миру. В этом мире функционируют наши физические тела. Этот мир можно описать как объем информации, существующий в частотном диапазоне Муладхара Чакры. Можно сказать, что мир Малькут представляет собой такую программу или такой язык программирования, в котором каждый объект обозначен именем из трех позиций, или имеет три качества. Можно также сказать, что наша Точка Сборки, считывая информацию в этом частотном диапазоне, строит для нас трехмерную картину мира. Восприятие мира Малькут является базовым или наименьшим и соответствует картине мира, воспринимаемой 1 кастой.

ЕСОД

Этот мир соответствует частотному диапазону Муладхара-Манипура и пересекается с миром Малькут, образуя некую область, в которой обитатели мира Малькут (физические объекты) могут взаимодействовать с обитателями мира Есод (объектами эфирного плана). Мир Есод имеет дополнительное 4 измерение (линейное Время). Это измерение включает в себя 3 области (время прошедшее – стихия Вода, время настоящее – стихия Огонь и время будущее – стихия Воздух). Именно появление восприятия четвертого измерения представляет собой "духовный рост" (вход в мир Духа, или мир Духов), о котором обычно говорят. Символом этого нового мира, открывающегося для познания духовно развитой личностью, является фигура Сфинкса (см.). В карте 10А образ Сфинкса расписывается по элементам. В сефире Есод находятся эфирные (4-мерные) тела всех живых объектов, существующих в Малькут. Кроме того, в этой Сефире находятся сброшенные распадающиеся эфирные (частота Свадхистаны) и астральные (частота Манипуры) тела умерших. Некоторые умершие зависают в пространстве этой чакры, образуя призраки.

ХОД

Эта Сефира представляет собой "правый" мир (Вода), связанный с процессом смерти и умирания. В религиях это пространство (существующее на частоте Анахата чакры) соответствует понятию "чистилища". В этом пространстве пребывают души в течение 40 дней после смерти. В этом пространстве существует вход в Лимб (13А). Лимб – это пространство, в котором находятся сознания умерших людей. Время в пространстве Сефиры Ход неподвижно относительно настоящего времени (стихия Огонь). Однако внутри самого этого пространства происходят процессы и течет время. При этом время внутри Сефиры Ход перпендикулярно к настоящему времени и проецируется в неподвижную точку. Любой объект, находящийся в настоящем времени (движущийся вперед во времени со скоростью 1сек за 1сек), обладает скоростью по отношению к неподвижному пространству Ход (кинетическая энергия). Эта энергия визуализируется в виде излучения (свечения), именуемого обычно Славой.

НЕЦАХ

Пространство этой Сефиры – левый мир (пространство Воздуха). В этом пространстве существует многовариантность (5-е измерение – называется "расширение времени"). Это миры Хаоса. В этом информационном пространстве существует многообразие форм жизни (резонанс с Анахата чакрой (уровень животного ментала)). На этом уровне существуют сознания всех видов животных, существовавших на Земле в прошлом, существующих ныне и тех, которые будут существовать в будущем. При этом ментальные тела аналогичны по структуре телам физическим.

ТИФЕРЕТ

Этот мир соответствует частотам Вишудха чакры и уровню человеческого сознания (сознание "Я"). Этот мир наполнен человеческими мыслеформами. В этом мире существуют "Каноны" – традиционные образы различных людей. В этом мире также существуют критерии оптимизации, некие стандарты, связанные с нашим представлением о Красоте и Гармонии. Этот мир является "верхним миром" шаманов. Мир Тиферет является миром Огня, и в нем работают количественные оценки энергии. В этом мире находятся тела "Вишудхи" всех людей.

ГЕБУРАХ

Это правая "водная" Сефира, имеющая частоту Аджна чакры и соответствующая типу мышления "не Я". В этом мире находится часть памяти Системы, проявляющаяся ниже (в нашем мире (мир Малькут)) в виде картин видений прошлого (картины в небесах). Обычно это картины битв (события). Дело в том, что статус события определяется величиной энергии, выделившейся при взаимодействии участвующих в ситуации объектов. Соответственно, статус битв выше, чем нормальной мирной жизни, т. к. выброс энергии гораздо больше. Мир Гебурах является правой частью мира Магонии, место обитания великих подвижников (9Аркан "Отшельник"). В этот мир ведут два Пути (Аркана) 12 (путь Самадхи) и 13 (через Лимб). Через 12 Путь могут пройти великие подвижники, практикующие Раджа Йогу, искусство остановки внутреннего диалога и концентрации внимания. Через 13 Путь могут пройти аскеты, обладающие полным сознанием и при жизни достигшие состояния сверхсознания. Кроме того, сюда входят некроманты высшего уровня (Маги 13А, работающие в Лимбе). С этим пространством связаны храмы, в которых приносятся жертвы богам, и сами ритуалы жертвоприношения. В этом пространстве находятся так называемые "древние (или старые) боги (стихия Вода)". Мистики связывают этот мир с подземным царством Агарати, местом обитания владык древней цивилизации, хранящих древние технологии.

ХЕЗЕД

Пространсво этой Сефиры связано со стихией Воздух (левая граница Дерева Сефирот). В этом пространстве пребывают "будущие" или "грядущие" Боги (стихия Воздух). Это такая же область Магонии, и ее обитатели имеют такой же статус богов (Вольты-Тузы Малых Арканов), как и обитатели пространства Гебурах. Сюда попадают Маги, идущие 10-м путем ("разведчики", путешествующие между мирами), и Маги Закона (11А), работающие с эволюцией мира. Это место управления будущим мира известно как Шамбала, а его обитателей обычно называют Махатмами (Мах Атман – великая душа).


БИНАХ

Этот мир находится в правой области Дерева Сефирот (стихия Вода) и находится на границе ментальной области (образованной 1, 2 и 4 Арканами) и Миром Форм (находится ниже 4 А). Можно провести аналогию между ментальным миром и рубкой космического корабля. Физические параметры, такие как время, масса, скорость, температура, прочность, здесь превращаются в показания приборов и для пилота являются просто некими числами, которые нужно поддерживать в заданном диапазоне. Так же можно провести аналогию с компьютерной игрой, в которой существуют объекты, представленные на экране, но одновременно есть и сама программа, в которой любой объект описан числами. На этом уровне, соответствующем 4А и Тузам Малых Арканов, происходит освобождение самого человека от власти телесной оболочки (человеческой формы), он как бы перестает быть шахматной фигурой, стоящей на доске (используемой в игре (уровень ниже 9А), и не является игроком, играющим на этой доске (уровень выше 9 А), но является сознанием, вспоминающим эту игру (для мира Бинах) или представляющим себе какую-то будущую игру (для мира Хокма). Можно представить себе рубку звездолета, летящего с огромной скоростью, в которой находятся два штурмана. При этом один проверяет пройденную траекторию (Бинах), а другой прокладывает будущую (Хокма). В мире Бинах нет людей в нашем понимании, но есть некие сознания. В этот мир ведет 8 Путь (Сила) и 7 Путь (Победа). Поскольку это Пути расположены в Магонии, то здесь можно говорить о богах, накапливающих могущество (Сила), наподобие Урана (небо) или Хроноса (время). Также здесь можно вспомнить мифы о Титанах (перворожденные дети Геи (земли) и Урана (небо) у греков) и гектанохеерах (тысячеруких великанах – там же). Седьмой же Путь характерен для богов-победителей типа Зевса, Индры и Тора.

ХОКМА

Этот мир также связан с потерей формы. Сюда ведет 6 Путь (любовь) и 5 Путь (духовная власть). Это мир Стихии Воздух (будущее). Здесь находятся грядущие боги, такие как Христос (в ипостаси второго пришествия), Машиах (мессия Иудаистов) или Будда Майтрейя (грядущий будда у буддистов). Существа этого мира представляют собой "чистые функции" (функционалы) и не имеют формы. Они могут проецироваться в нижние уровни, создавая себе различные формы (Аватары, или воплощения). Эти воплощения (или проекции) направлены на формирование мира (миров) будущего.

КЕТЕР

Это огненный мир (стихия Огонь), который является первичным (исходным) по отношению к остальным мирам (Сефирам). Можно сказать, что это капитанский мостик, откуда исходят все приказы. Поток энергии, исходящий из Кетер, идет вниз, создавая 8 Сефир, и фокусируется в Малькут. Малькут же порождает восходящий ток, идущий обратно в Кетер. В результате этой постоянной перезаписи происходит развитие Сефиры Кетер, качество которой возрастает. Нисходящий поток энергии Кетер обозначается треугольником с вершиной, направленной вниз. Он называется "треугольником закона". Восходящий поток называется "треугольником развития" и обозначается треугольником с вершиной, повернутой вверх. В течение длительной эволюции создается личность космического масштаба (по Стругацким – "Монокосм"). Эта сверхличность эквивалентна понятию "Бога-Отца" в христианстве (Брахме в индуизме), но отличается от понятия Аль Аха у мусульман. Это существо адекватно понятию Гения Земли, но является одной из единиц (сознаний) в масштабах Солнечной Системы. Мир Кетер подобен выпускному классу школы. Это мир высших сущностей для данной системы координат, но он же является базовым для других координатных систем (как школа для института).

Капитан Джи и его Корабль дураков



Джи — это один из инициатических псевдонимов олдового московского мистика и гуру Владимира Григорьевича Степанова, покинувшего земную юдоль 11 января 11 года.

В 60-70 годы Степанов был центральной фигурой в столичных околоэзотерических кругах, посвящая интеллигенцию и богему в суфи-масоно-каббалистический дискурс, бывший в те времена под жестким идеологическим запретом. В силу судьбы и обстоятельств Владимиру удалось лично познакомиться и завязать творческие контакты с рядом ключевых представителей этого дискурса на Западе, включая поэта-символиста Роберта Грейвза, гурджиевского ученика Джона Беннетта, афганского специалиста по суфизму Идрис Шаха. Это были источники инициатической энергетики как бы из-за пределов советского магического эгрегора, накладывавшего свой специфический, "прибауточный" отпечатак на подсознание и менталитет господствовавшей человеческой среды. Через это европейское окно в Москву пошла редкая, но меткая литература. Вокруг фигуры Степанова сформировался интеллектуально-богемный кружок, главные мероприятия которого известны сегодня как "южинские посиделки" — гулянки на квартире у писателя Юрия Мамлеева, одного из первых членов степановского корабля. Среди других пассажиров судна капитана Джи можно назвать поэта Евгения Головина, философа Гейдара Джемаля, писателя Аркадия Ровнера, музыканта Алексея Козлова...

В начале 70-х Степанов работает в Институте философии АН СССР. Его диссертационная тема — философия известного сиониста Мартина Бубера, при этом научным руководителем выступает арабист Валерий Емельянов, будущий автор скандальной книги "Десионизация". Правда, сам текст диссертации написал Гейдар Джемаль. На вопрос об открытом соавторстве Джи ему сказал: "Дружище, ты таких диссертаций еще с десяток напишешь, а мне это — одна на всю жизнь..." Этот философский институт, надо сказать, вообще был местом веселым — некой синекурой, где едва ли не каждый сотрудник мог гулять, как хотел. Я был знаком с работавшим тут много лет академиком Генрихом Батищевым, который, занимаясь диалектикой творчества и противоречием как категорией диалектической логики, перешел от научного атеизма к православной догматике, а затем и вовсе оказался заперт в метафизическом зиндане агни-йоги (видимо, найдя здесь адекватный синтез религиозной доктрины с коммунизмом). Еще один научный сотрудник оного учреждения (не помню имени — столько воды утекло) ходил принципиально без носков. Но Степанов долго здесь не продержался. Его академическая халява быстро закончилась. Емельянов огреб проблемы, Степанова просто уволили. Вернее, элементарно перестали выписывать зарплату. И он пошел по пути создания собственной, автономной сети интеллектуального влияния.

Владимир резко расширил географию знакомств, выйдя за пределы Москвы и заведя контакты в Питере, Прибалтике, других городах и регионах СССР. В Эстонию он впервые приехал в начале семидесятых — повидать главного "финского колдуна" всея Похъелы, он же — эстонский мистический философ-диссидент Рам МихаЭль Тамм. Знакомство состоялось при посредничестве эстонского арабиста Хальянда Удама, писавшего в Москве, при Институте восточных языков, свою диссертацию по суфийской поэзии и знавшего Степанова через круги московских востоковедов, с которыми последний активно общался (Октябрина Волкова, Андрей Зелинский, Александр Пятигорский и др.). Рам характеризовал Джи как "суфи-масона", рассказывал, что тот был одет в специальную рубашку с масонским кубическим орнаментом. Степанов был одним из первых, кто начал читать в СССР Рене Генона и других авторов этого круга. Он также одним из первых увидел структурный параллелизм между геноновскими идеями и метафизикой эзотерического исмаилизма, интегрирующего в своей инициатической практике западную эллинистическую (греко-египто-персидскую) и восточную индо-тибетскую мистические традиции. Знающие люди называют исмаилизм "народным зороастризмом", и они — недалеки от истины. Только в исмаилизме, наравне с зороастризмом, священным языком считается персидский. Культ огня в исмаилизме тоже однозначен. А место намаза занимает зикр — экстатическое вращение под звуки барабанов, ситоров и психоделический рэп на стихи одного из главных исмаилитских авторитетов, средневекового поэта Носира Хисрава.

Я впервые увидел Джи в 79 году, в квартире у Джемаля, на Таганке. Шло обсуждение тезисов к зарождавшемуся тогда тексту "Ориентация — север", которые Гейдар набросал на французском языке. Позже, уже в соавторстве со СМОГистом Игорем Дудинским, был отработан окончательный вариант рукописи. В 1981 мы с Рамом навещали Степанова в Москве. Рам уезжал из СССР в Америку, и Владимир предложил мне свои каналы в американском посольстве, через которые можно было бы держать "дипломатическую" связь с тем берегом Атлантики. Через эти каналы мне удалось впоследствие переправить в США практически весь необходимый Раму архив: рукописи, печатные страницы, ксероксы и материалы под копирку... В последующие три года мне приходилось часто и подолгу бывать в Москве, за это время я близко узнал многих Володиных друзей, подруг, любовниц, жен, перебывал у всех в гостях и как бы зафиксировал топологические и психологические параметры существования мэтра. Галя, Катя, Лина, еще одна Лина, Дракончик... В этот период у мастера появились два верных оруженосца — Костя и Гурам. Молдаванин и грузин. Оба — византийцы. Корабль дураков лег на новый курс, который описан в книгах Константина Серебряного о путешествиях в инициатическое зазеркалье.

Незадолго до моего отъезда из СССР в 1987 году, Степанов оказался в Таллине, вместе со своими телохранителями. В то время они путешествовали по стране в составе бригады грузчиков, сопровождавших гастроли джаз-оркестра "Арсенал" под управлением Алексея Козлова. В действительности, это "Арсенал" путешествовал на борту Корабля дураков. На выступление в Таллине я пришел вместе с Хальяндом. Он не виделся с Владимиром почти пятнадцать лет. Встреча двух океанов в буфете театра "Эстония" продолжалась с полчаса. Кофе, коньяк... В молодости они были членами одного карасса. Сейчас Хальянд переводит Омара Хайяма, Владимир — реализует хайямовские притчи средствами уличного театра. Музыкальные выступления коллектива сопровождались модными тогда роботообразными движениями, которые воспроизводили актеры в масках. Джи трактовал это как перформанс, обнажающий монстроидальную природу современного человека, его фатальную механистичность...

В конце восьмидесятых в Европу, вместо окна, открылась целая дверь. Вскоре после падения Берлинской стены я увидел паруса Корабля дураков у нас на Шпрее, в западноберлинском Шарлоттенбурге, где я обосновался в 88 году. По странному стечению обстоятельств, степановская тройка (Джи, Костя, Гурам) обосновалась, у каких-то знакомых, буквально на параллельной улице, в пяти минутах ходьбы от меня. Компания просто болталась по городу, погружаясь в местный образ жизни и высматривая возможности для создания учебных ситуаций. Решили съездить в гости к местным четверопутникам, в центр Гурджиева-Успенского. Потом, вспоминая этот визит, они долго и нервно смеялись. Ну так а разве были серьезные ожидания чего-то другого? Члены этой организации, тем более — немцы, с бескомпромиссностью психиатра рассматривают всех интерпретаторов Гурджиева за пределами их системы как профанаторов и фальсификаторов. Априори. Тут что-то доказывать, или даже просто объяснять — бесполезно. "Хотите тематического общения? Платите деньги, записывайтесь на курсы. Опыт внесистемных людей нас не интересует..." В тот период у людей от свершавшихся перемен просто крыша ехала, все находились в близком к истероидному состоянии, а, как известно, на истериков гипноз не действует. Так что как сети не раскидывай — морского дьявола в них не поймаешь. Не сезон... Реальный сезон настал чуть позже.

Осенью 95-го Корабль дураков вновь пришвартовался к нашей гавани. Это было время, когда моя будущая жена Анастасия только-только переехала жить ко мне. У нас был, что называется, самый медовый сезон, и тут — такие гости! На этот раз троица была усилена четвертой фигурой — высоким худым голландцем-шофером, который вез команду на своей тачке аж из самого Петербурга. В Амстердам, где у команды капитана Джи появилась база отдыха. Так что Берлин — это только цвишенштацион (промежуточная станция, нем.) на пути к тюльпановому парадизу.

В тот вечер меня пригласили на вернисаж в арт-галерею в Шенеберге, которую держала жена одного немецкого дипломата. Дама активно дружила с московской богемой и тут часто вывешивались соответствующие экспонаты "из первых рук". Мы с Анастасией втиснулись в голландскую машину вместе со всеми, и через двадцать минут были у галереи. По совету московских товарищей решили предварительно пополнить винные мехи — на всякий пожарный. Закупили в близлежащем магазине, уже не помню — сколько, ящиков дешевого пакетного вина, сложили их в багажник. Подъехали, сразу разлили пару пакетов, зашли в галерею. Там — полно народу, российское телевидение, известные кураторы, Бакштейн, Беккер, Деготь... Вернисажное вино быстро вышло. А у нас под окнами — тачка, полная бухалова. Москвичи открыли багажник. Там — полный набор. Подходи — наливай. Народ обратил на это внимание, в самом деле — стали подходить. Многие, вероятно, даже думали, что это вино — подарок от галереи. А как иначе? Неужели кто-то из случайных прохожих просто так может разливать? Постепенно вся галерея сгрудилась вокруг машины, а вслед за этим, как мне представляется, стали подходить и, действительно, случайные прохожие. Но вина на всех хватало. Это действо продолжалось до глубокой ночи. Вероятно, кто-то еще поднес пару ящиков. Включили авторадио. Это была самая настоящая, спонтанная штрассенпарти.

Команда переночевала у меня, чтобы с утра отправиться дальше на запад, в страну Тиля Уленшпигеля... В тот раз я подарил Владимиру свою монографию "Знаки империи". Полистав ее, он сказал, что это — настоящая докторская работа. Так что будем считать, мастер принял у меня диссертацию.

Прошло 15 лет. У нас с Анастасией родился сын, мы переехали в Лондон. Как-то, рыская в интернете, я попал на страничку мистической школы "Атанор", которая, как оказалось, являлась инвариантом Корабля дураков. Я написал туда письмо, запросив обратную связь для Джи и его команды, и через некоторое время получил в ответ номер одного лондонского телефона. Оказалось, что в соседнем со мной районе (по лондонским масштабам — это как параллельная улица в Берлине) существует целая микро-коммуна "Атанора": семейная пара и еще одна молодая дама. Москвичи и рижане. Оказывается, что у Джи в Риге есть серьезная база. Еще одна — в Амстердаме. Вот между этими двумя точками он, в основном, и кочует. Иногда заезжая в Прагу, Москву и Питер. Ну и еще в какие-нибудь случайные места... В Англии не бывает — Шенген. Вернее, нет Шенгена, нужна специальная виза = много геморроя. Тут лондонская тройка, при участии рижских ассистентов, самостоятельно готовит мероприятия "Атанора" в самом Лондоне или сельской местности, организуя семинары в живописных пространствах местного ландшафта.

Через своих лондонских соседей я созвонился с самим Джи, с которым не общался столько лет! Голос у него был уже немного ослабевший, не такой бескомпромиссно звонкий, как во время нашей последней космогонической дискуссии — у открытого багажника голландской машины, припаркованной возле дипломатической галереи современного искусства в Берлине. Жаль, на линии было много помех, долго поговорить не удалось. Я все думал, что съезжу как-нибудь, в очередной раз, на мероприятие "Атанора" в Амстердам: и Владимира повидать, и кое-кого еще. Вот, теперь оказывается — только кое-кого еще...

http://www.liveinternet.ru/users/644802/post153255096/

Тамплиеры-шатуны с Южинского переулка


Владимир Степанов

Серебров К. "Мистический андеграуд" : http://www.rulit.me/books/misticheskij-andegraund-read-308036-1.html

Рецензия: Иткин Владимир

Тамплиеры-шатуны с Южинского переулка

По прочтении "Маятника Фуко" я задумался о существовании у нас в России современных тамплиеров вроде тех, что описаны в романе Умберто Эко. Мысль эта возникла и потухла. И вдруг возродилась вновь. Поводом явилось прочтение эзотерического романа "Мистический андеграунд", вышедшего из-под пера некого Константина Сереброва, летописца герметической школы "Атонор".
"Приближался конец 1981 года. Под уютный стук колес ночного поезда я достал из сумки припасенную копченую курицу и положил на покачивающийся столик". Начало, как показалось, не предвещало ничего хорошего, но чем больше я вчитывался в вязкий текст, где элементы совковой действительности причудливо сочетались с рассуждениями об алхимии, суфизме и традиционализме, тем сильнее я ощущал что-то знакомое. Уж не реальные ли события здесь описываются? Содержание же книги таково: некий гуру по имени Джи и его ученик Касьян сопровождают джаз-бэнд "Кадарсис". Касьян ищет Просветления, проходит обучение у "четырех апостолов" московского андеграунда и, наконец, проходит обряд посвящения. Герои Сереброва беспробудно пьют "Столичную", "повышая алхимический градус" бесед, занимаются сексом, постоянно говорят об алхимии и совершают "сталкинг по мистическому андеграунду Москвы и Питера". Описание одной эзотерической тусовки до боли напомнило мне роман Мамлеева "Шатуны": "Квартирка постепенно заполнялась народом. Когда пробило десять часов вечера, Мещер схватил большой кухонный нож и, слегка помахивая им, стал обходить собравшихся учеников. Тех, в чьих глазах начинал шевелиться страх, он вытаскивал за грудки и подносил нож к горлу.
- Ну, что, не страшно ли тебе ради Христа пожертвовать своей жалкой никчемной жизнью?
Если лицо ученика бледнело и тело обмякало, то Мещер немедленно указывал им на дверь (…) Удалив трех неверных, он устремил взгляд на учениц.
- Кому не слабо раздеться наголо за веру и исполнить любое желание основного? - воскликнул он, обведя алчными глазами затихших учениц".
А потом я прочитал имена апостолов "московского мистического андеграунда": Джи, Адмирал, Лорик и… Мамлеев. Да, известный русский писатель Юрий Мамлеев, сравниваемый часто то с Платоновым, то с Достоевским.
А теперь немного истории (воспользуюсь фактами из статьи Григория Нехорошева о выходцах из "кружка Мамлеева"). В закоулках старой Москвы, в Южинском переулке, теперь Большом Палашевском, стоял некогда деревянный двухэтажный барак. Две смежные комнаты в одной из коммунальных квартир принадлежали преподавателю математики вечерней школы Юрию Мамлееву (вспомним Передонова из "Мелкого беса" - тоже ведь был учитель математики), в чьих фантасмагорических рассказах действуют серийные убийцы, философствующие над теплым трупом, сами трупы, женщины, убивающие своих только что рожденных детей, некрофилы и другие столь же яркие персонажи. Причем Мамлеев любит подчеркивать в интервью, что все его книги автобиографичны. Писателем Мамлеев становился в той коммуналке. По вечерам он читал свои странные рассказы друзьям - подпольным философам, художникам и поэтам. Компания отличалась беспробудным пьянством. Случалось, что кто-то спал в собственной блевотине, падал в коридоре барака в корыто с соседским бельем, а, очнувшись, оказывался, как теперь говорят, "жертвой сексуального насилия". Опуская детали, Юрий Мамлеев рассказывает об этом времени: "Вокруг меня сложился особый философско-мистический круг, в который входили несколько человек: Джемаль Гейдар, который сейчас известен как мусульманский эзотерик; Евгений Головин, обладатель глубочайших алхимических, оккультных знаний…"
Так начали проясняться прототипы героев Сереброва: Адмирал - поэт Евгений Головин; Али - Джемаль Гейдар, главный теоретик ваххабизма в современной России; Лорик - известная в московской тусовке Лариса Пятницкая, "крестная дочка" Мамлеева; молодой Александр, поминутно вскрикивающий "Зиг хайль!" - Александр Дугин; джаз-бэнд "Кадарсис" - рок-группа "Арсенал" под управлением Алексея Козлова. И, наконец, глава всех мистиков, таинственный Джи - Владимир Степанов, наставник Дугина и Головина, называющий себя продолжателем Традиции московских тамплиеров. "Может быть, эта Традиция уйдет вместе со мной, когда я помру", - говорит он в интервью. - "Так часто бывает. А, может быть, она где-то и вспыхнет, - в Москве ли, в Питере, может быть, где-то в Азии или в Европе. Вот уже несколько лет мы основательно работаем в Польше и в Чехии. Вообще мы проникли во многие страны Европы, где тоже существуют наши оазисы".

http://ariom.ru/forum/t5489.html