April 13th, 2016

Медоваров - Лев Карсавин и Отмар Шпанн

Оригинал взят у mahtalcar в Лев Карсавин и Отмар Шпанн
Я должен покаяться в допущенной мною ошибке. Я даже рад, что это была ошибка.
Я раньше думал, что Отмар Шпанн пришел к своим выводам независимо от Карсавина, и объяснял удивительную одновременность эволюции их мысли общими источниками (от Платона и средневековых схоластов-реалистов до Шеллинга и Баадера) и общей обстановкой 20-х годов. Предполагая, что Карсавин мог читать Шпанна, я не предполагал обратного.

Но оказалось, что всё было даже наоборот. Уже в 1926-1927 гг. и Карсавин, и Трубецкой тесно сблизились с Шпанном, который тогда свою философскую систему только еще начинал формировать. Он был гений, но ему не хватало подготовки по "матчасти", и здесь-то евразийцы помогли ему встать на путь истинный. Свои главные мысли он сформулировал независимо и до них, но те черты, которыми "Философия истории" Шпанна поразительно похожа на одновременные с ней "Философию истории" и "Основы политики" Карсавина, объясняются именно прямым влиянием со стороны последнего. Карсавин даже написал заметку "По поводу трудов Отмара Шпанна" в "Евразийской хронике"!

Это тем более важно, что Германа Кайзерлинга евразийцы быстро и решительно "отшили" от себя со всеми его претензиями на "школу мудрости", которая на практике оказалась обычной масонской лавочкой.

Напротив, Шпанн (при всех его недостатках, прежде всего - явном недостатке географичности, этнографичности, исторической "материальности") был конгениален той магистральной линии русской мысли, которая привела к русской религиозной философии и к евразийству (а в лице Карсавина и Сеземана - к ним обоим).

И сегодня мы с благодарностью можем вспомнить завет великого австрийца:
"Главной задачей государства является не охрана имущества отдельных граждан, а организация культуры, духовной жизни".

По поводу трудов Отмара Шпанна (1927)

Евразийство все более уясняется как учение не только о национальной культуре и национальных задачах России, но и о ее общечеловеческой, исторической миссии. Проблема России-Евразии есть проблема человечества, проблема новой Азии и новой Европы. Этим объясняется, что русская историософская мысль всегда находила родственное себе и в Европе (славянофилы – романтическая философы) и не отказывалась от освоения и переработки родственного. Замечаются точки соприкосновения и теперь, причем новое и родственное нам в Европе также связано с идеалистическою философиею и романтикою, как евразийство связано со славянофилами. Только теперь впереди идет русская мысль: Шпенглер повторяет Данилевского, новый европейский универсализм лишь приближается к тому, что осознано уже русскою философскую мыслью и нашло себе закрепление в евразийской идеологии. Это не значит, что европейский современный универсализм для нас бесполезен. Совершенно напротив, ознакомление с ним необходимо, ибо он ставит проблемы несколько иначе, ставит и решает другие проблемы, избавляя нас от части предлежащих нам задач. Практически русскому «европейцу» всегда полезно указать на немца: тогда он скорее задумается и над тем, что говрят русские, хотя прежде всего, конечно, и станет обвинять русских в неоргинальности.

С этой точки зрения мы и обращаем внимание на работы венского профессора Отмара Шпанна* [1]. Шпанн начал свою ученую деятельность, специальными исследованиями по статистике, перешел от них к экономике и социологии и сейчас совершил свой путь развития философскою работу о категориях. Он является решительным противником индивидуализма и сам называет свое учение универсализмом. Оно предстает ему, как «учение о целом» (нем. Ganzheitslehre), и, не без педантизма и часто не без некоторой наивности, проводится им в применении к обществу, государству и хозяйству. Основы этого учения – понимание целого, как всеединства (слова «All-Einheit» Шпанн не употребляет), причем целое признается не существующим отвлечено (нем. «als solches»), но только как единое иерархически расчленяющееся и воссоединяющееся целое. Такое учение очень близко к философии всеединства, и к учению симфонической личности. Философскими недостатками его мы считаем 1) недостаточно ясное различие между абсолютным (Богом) и тварным всеединством и в связи с этим неумение точно определить и отличить от Божественной внутренней жизни творческий акт; 2) отсутствие ясного различия между совершенным и несовершенным тварным бытием; 3) отсутствие учения о личности, в частности о личности симфонической, причем, с одной стороны, личность поглощается безличным «целым», а с другой стороны – не проводится различия между симфонической личностью (например — культура, народ, сословие) и ее «качествованиями» (нем. Sosein, например – хозяйство, право и т.д.). С этими основными философскими недостатками сочетаются: 1) склонность к внешней систематизации и 2) склонность к «стабилизации» иерархического строения общества, что и сказывается в тяготении Шпанна к идеализируемому им средневековому сословному обществу.

Все эти недостатки надо иметь ввиду при изучении работ Шпанна; изучение их, несомненно, является в высокой степени плодотворными, как в силу ясного проведения основных и в существе правильных идей, так и по обилию конкретного материала и богатой и острой критике современного европейского индивидуализма. В частности, у Шпанна мы находим наиболее острую, глубокую и компетентную критику капитализма и марксизма. В основных своих идеях (по значению их) он может быть сопоставлен с самым крупным современным европейским философом – итальянцем Джентилле (Gentille), превосходящим его своим метафизическим талантом, но более абстрактным.

Л.П. Карсавин

*Othmar Spann Kategorienlehre, 1924; Fundament der Volkswirtschaftlehre, 3 Aufl. 1923; Tote und lebendige Wissenschaft 1921 (издания Gustav Fischerin Jena); Die Haupttheorien der Volkswirtschaftslehre, 12 Aufl. 1923; Der wahre Staat 2 Aufl. 1923; Gesellschaftlehre, 2 Aufl. 1923 (издание Quelle Meyerin Leipzig); Kategorienlehre, 1924.
_______________________________________________________________

Евразийская хроника. Выпуск №7. Париж. 1927 г. Публикация на странице 53 в разделе «Библиография».

Источник: ГАРФ. Фонд П.Н. Савицкого. Носитель и формат: Бумага (личное дело, машинописная перепечатка, весь текст написан по новой орфографии).


Хайдеггер - Три уровня онтологии

Мартин Хайдеггер выделяет три уровня онтологии, как три способа осмысления «того, что есть (греч. on)». Первый он определяет термином «онтический». Это тривиальная форма осмысления вещей мiра, в их отношении друг к другу. Она равно свойственна и домохозяйке и физику-ядерщику. Первая очень хорошо знает, что и где лежит в ее доме, и что, и откуда в этот дом можно доставить еще. Второй, занят в принципе тем же самым мыслительным процессом, но приложенным уже к микромиру элементарных частиц.

Этот способ осмысления в силу его «горизонтального» характера, направленного на классификацию наличного сущего, мы также вправе определить, как «женский» тип мышления. Ведь наиболее емкий традиционный символ, напрямую относящийся к этому предмету нашего рассмотрения, в алхимии определяется, как «Ртуть». В отличие от «мужского» Сульфура, Ртуть растекается в горизонтальной плоскости, заполняя окружающее пространство, проявляя свою принадлежность к тому, что еще определяется как «стихия воды» или мiр творения (удел «Матери сырой Земли»). Это, кстати, служит объяснением того, почему девочки гораздо успешнее мальчиков обучаются в школе. У женщин есть определенная «природная фора» в том, что касается естественных наук. Другое дело, что в силу тех же природных факторов они ее как правило не реализуют, но то, что она существует сомнений не вызывает.

Напротив, сульфурическое огненное начало всегда стремится к утверждению вертикали. Это, в принципе напоминает уже иной способ мышления, который мы вслед за немецким философом определим, как «онтологическое». В данном случае, ставится вопрос не различения какой-то, вот этой вещи сущего, с вот той. Напротив, в поле зрения вводится Сущее в целом. И теперь сам мыслящий оказывается вне его. Ведь только извне все сущее возможно схватить как нечто целое. К примеру, мы не сможем понять что такое дом, или, лучше сказать, каков он, находясь всю жизнь внутри одной из комнат и не выходя на улицу. Мы должны увидеть его со стороны. Но, что находится за пределами Сущего в целом, если вести отсчет опираясь только на само это сущее. Разумеется, только «ни что-то из сущего». Так, вместе с понятием Сущего в целом появляется вопрос о Ничто.

«Но это ничто не есть просто не-сущее, считая от сущего. Это ничто, которое делает сущее сущим, не становясь сущим. Это животворящее ничто, конституирующее своим тихим могуществом все. Это и будет фундаменталь-онтология», — говорит А.Г. Дугин в своей книге «Мартин Хайдеггер. Философия другого начала».

http://austrasia.ru/news/41/57/psihologicheskie-aspekty-doktriny-treh-logosov.html

Даже сейчас многие слабо представляют степень сложности устройства живой клетки



Во времена Дарвина считалось, что клетка – это просто мешочек с раствором химических веществ и свободно плавающих в нем простых компонент. Такой она виделась в окуляре существовавших тогда микроскопов. Поэтому не составляло особого труда представить, как такой несложный объект мог спонтанно возникнуть в «первичном бульоне» путем небольших последовательных изменений.

В дальнейшем, с совершенствованием технологий, развивалось и понимание строения и организации клетки. Известная нам структура усложнялась, но принципиально на веру в возможность самозарождения до некоторых пор не влияла. Даже сейчас многие люди слабо представляют степень сложности устройства обыкновенной живой клетки.

Однако за последние десятилетия наше понимание внутреннего мира клетки возросло взрывоподобно. И новые исследования одно за другим продолжают открывать невероятно сложные и эффективные механизмы и устройства внутри клетки. Этот удивительно устроенный микромир содержит:

совершенные системы хранения, считывания и копирования (с коррекцией ошибок) огромных объемов генетической информации;

фабрики синтеза белковых цепочек и придания им правильной трехмерной формы;

транспортные сети для перемещения необходимых веществ и компонент;

настоящие коммуникационные сети для внутриклеточного и межклеточного (в случае многоклеточных организмов) информационного обмена;

преобразователи энергии (из электрической или световой в химическую);

различные двигатели (роторные и поступательные);

транспортные каналы внутрь и наружу клетки (действующие как избирательные насосы);

различные регуляторные механизмы; и множество других изощрённых нано-систем...

Без большинства из них не обходится ни одна живая клетка, даже самая «простая»... И эти системы, которые сами по отдельности являются неупрощаемо сложными, неразрывно связаны и зависят друг от друга, демонстрируя неупрощаемую сложность второго порядка, что неоспоримо показывает, что подобные сложнейшие системы, включающие в себя такие не материальные категории как информация, коммуникация и язык, каждый элемент которых имеет свою определенную функцию и не может существовать автономно от других элементов, говорит о наличие разумного замысла, то есть Бога Творца.



http://vk.com/enteo?w=wall152509857_215188

Личная жизнь Достоевского