Сбитнев Сергей (sbitnevsv) wrote,
Сбитнев Сергей
sbitnevsv

Categories:

Лени Рифеншталь и народ Нуба

Немецкий кинорежиссёр и фотограф, Рифеншталь впервые отправилась в Судан в возрасте 71 года. Она провела несколько месяцев в племени нубийцев, которые, как она утверждала, стали ее настоящими друзьями. Ее фотографии, которые впоследствии вышли отдельной книгой «Последние из нубийцев», буквально взорвали общественное мнение.



Если бы Лени Рифеншталь не сделала ничего, только посетила Африку и вернулась оттуда с фотографиями – ее место в истории было бы обеспечено. Не только съемка этих снимков была экстроординарной, экстраординарна и жизненная сила Лени Рифеншталь: впервые она оказалась в Африке, после того как ей исполнилось шестьдесят, а последние снимки она сделала в 98. Ее любовь к Африке вылилась в четыре книги фотографий, в том числе Leni Riefenstahl. Africa

Ее первая экспедиция едва ли могла быть более гибельной и могла бы отвратить ее от Африки. Целью экспедиции были съемки фильма о нелегальной работорговле. На севере Найроби, водитель пытался избежать столкновения с крошечной дик-дик (карликовой антилопой), машина налетела на камень, перевернулась в воздухе и упала в русло высохшей реки. Лени вылетела через лобовое стекло и сильно поранилась – рану на голове зашили иглой для штопки и казалось, что она не выживет. Тем не менее ее способность восстанавливаться невероятна, она выжила. Мельком она увидела воинов Масаи, с копьями в ритуальной одежде. И это так восхитило ее, что впоследствии привело к ее фотографическим работам. Эрнест Хемингуэй описывал Масаи так: «самые высокие, прекрасно-сложенные и производящие потрясающее впечатление люди, которых я видел в Африке».

Когда Кевин Броунлоу беседовал с Лени Рифеншталь, выздоравливающей после другой катастрофы в Африке, она сказала, что именно благодаря Эрнесту Хемингуэю она была так очарована этим континентом. «Я прочла книгу Хемингуэя «Зеленые холмы Африки». Она произвела очень сильное впечатление. Когда я оказалась там, это мерцание, этот свет, это тепло и эти краски, которые так отличались по яркости от всего, что есть в Европе, все это совершенно очаровало меня. Это напоминало мне художников – импрессионистов – Мане, Моне, Сезанна».

К тому, что Лени Рифеншталь стала автором потрясающих снимков, привела увиденная ею фотография англиского фотографа George Rodger «Нуба из Кордофана», на которой запечатлены борцы Нуба, один из них держит на плечах другого.

«Нуба из Кордофана» магическим образом направила ее в забытые, мало-исследованные части Африки. Но как туда попасть? Финансовое положение было плохим, она не имела пенсии и должна была заботиться о матери. Она использовала возможность заняться съемками фильма на берегах Нила. Ей удалось получить визу, для посещения Судана от Ахмеда Абу Бакра, министра туризма, ставшего ее другом и сыгравшего важную роль в ее жизни. Но затем рухнула Берлинская Стена, ее инвесторы потеряли свои деньги и съемки фильма были отменены.

Второй шанс Лени получила от главы немецкого общества Нансена. Ее предупреждали какой трудной может быть поездка, Лени было больше шестидесяти. Но с ее балетными тренировками, альпинизмом и катанием на лыжах, Лени была абсолютно в себе уверена. Она чувствовала себе «вновь рожденной».

«Я читала, что Нуба жили в Кордофане. Во-первых, никто не знал, где находится Кордофан. Мне потребовалось много времени, чтобы узнать, что Кордофан – это провинция Судана. Когда я спрашивала в Хартоуме, столице Судана, о Кордофане, люди едва представляли себе где это, а о том, где могут быть Нуба не знал никто. Я дважды побывала в Хартоуме, пока я нашла человека, который хотя бы знал, что нубийцы существовали. «Когда я спросила о них, показывая фото Роджера, которое было со мной и которое я показывала разным людям, шеф полиции Кордофана сказал, что те Нуба, которые были на фотографии – «нубийцы без одежды» больше не существуют. Говорят, что они существовали десять лет назад. Но я не перестала искать и расспрашивать.»

Экспедиция общества Нансена ехала по холмам Нубы. После поисков, которые продолжались неделю, единственные встреченные ими нубийцы выглядели так же как другие черные африканцы и носили рубашки и шорты. Дух экспедиции падал. В один день, когда они несколько часов ехали по опустевшим деревням, впереди появились характерные круглые дома Нубы. Лени сфокусировалась на обнаженную девушку, которая в испуге умчалась прочь. Тогда с большими преосторожностями и не меньшим возбуждением они двинулись вперед пешком.

«За обнаженными мужчинами с причудливыми головными уборами, покрытыми белоснежным пеплом", писала она в своих воспоминаниях, -"следовали другие, чьи тела были расписаны белыми орнаментами. Схожим образом расписанные девушки и женщины, украшенные белым жемчугом, ловко двигались, прямые как свечи, неся на своих головах калебасы и большие корзины. Не было сомнений в том, что это были нубийцы».

***

Кевин спросил Лени, не страшно ли ей, одинокой немолодой женщине было среди дикой Африки.
«Совершенно нет. Я чувствовала себя в большей безопасности, чем на улице своего города. Нубийцы – очень хорошие люди. Я это чувствовала, видела по их лицам, они излучают это. Никогда, никогда, даже если я была совершенно одна Нуба не трогали меня. Они всегда относились ко мне так, будто я одна из них».

Экспедиция разбила лагерь рядом с деревней Нуба, под деревом, которое стало любимым местом Лени в мире. Лени принялась изучать язык и обычаи. «Чернокожие, среди которых мы жили, были настолько удивительными, что я не скучаю ни минуты", писала она матери, рассказывая как Нуба, со своими дротиками собрались вокруг радио и слушали рождественские передачи из Германии.

После остановки в Кадугли к экспедиции присоединился молодой суданский полицейский, который должен был выполнять специфическую роль цензора и предотвращать фотографирование обнаженных людей. Поскольку обнажение запрещено по мусульманским законам.

«То время, которое я провела среди Нуба было самым счастливым и прекрасным в моей жизни. Они всегда доброжелательны, весь день смеются, никогда не украдут ничего. Они были совершенно счастливы, все доставляло им удовольствие. У них не было смертной казни или чего-нибудь в этом роде. Наказания были совершенно безобидны и самым большим преступлением была кража козы. Тяжелое наказание заключалось в том, что нарушитель должен был на несколько дней отправиться в ближайшее место, где находился полицейский участок и в качестве штрафа заниматься чем-то навроде подметания улиц.»

Но состояние невинности в котором находились Нуба раздражало власти. «Суданское правительство запретило им ходить обнаженными, они должны были что-то носить». Это решение через несколько лет изменило их образ жизни.

«Что вы скажете о Поляроиде?»

«Я имела Поляроид по нескольким причинам. Одной из них была та, что я использовала его для начальников на таможне. Провинции имели таможенные границы и пересекать их всегда было большой проблемой. Я фотографировала таможенных офицеров, и давала им фото, и получала разрешение персечь границу. Фактически, где бы не возникали проблемы с людьми Поляроид был моим первым помощником. Также я использовала его для того, чтобы Нуба впервые увидели как они выглядят. Это было забавно. Когда я показала фотографию, один нубиец сказал другому «Это ты!». Они никогда не видели себя и они продолжали глядеть на фотографию и затем другой сказал «Но это ты!»У них нет зеркал и после того как один нубиец получил такую фотографию их захотели все. Я была полностью разорена. Они все требовали фотографию. У меня не было с собой столько пленки. Они совершенно помешались на этих фотографиях».

«Но у мусульман считается, что фотографировать обнаженных людей плохо?»

«Да. В Судане это очень серьезное нарушение. Это почти криминально. И это было величайшей проблемой. Никто в Судане не должен был знать, что я фотографирую этих обнаженных людей. Во время первой экспедиции я должна была отправлять мои фотографии в Хартоум для цензуры. Это альбом, в котором , в котором как вы видите, есть фотографии, помеченные как неразрешенные для публикации. Они не уничтожали фотографии, мне только не разрешалось публиковать их. Я находилась в черном списке в Хартоуме. Совершенно экстраординарная вещь случилась, когда произошли перемены в правительстве и президент Нимейри пришел к власти – моя книга уже была опубликована и произошло чудо. Поскольку Нимейри сказал «Эти изображения – искусство» я должна была получить награду за них. Даже если люди обнаженные. И я получила высший суданский орден и суданский паспорт.»

Когда Лени вернулась в Мюнхен, ее мать была потрясена тем как Лени выглядела. Она была здорова, только волосы пострадали от солнца, но она потеряла большую часть веса. Это было связано с роликами пленки, которые она отсылала в Европу.
«Я отдала их молодому человеку, это был студент по имени Улли, он взял их, чтобы доставить моей матери. Он засветил их. Уничтожил все до одной. Я могла никогда не повторить их.»
Лени была потрясена и едва могла спать и есть. К счастью сохранилось девяносто первых пленок, где были все фото нубийцев. Лени предложила их немецким журналам Stern, Bunte Illustrierte и Quick. Но они отвергли все из них, вероятно по той причине, что она была кинорежиссером во время Третьего Рейха. Только в издании Kristall, чьи редакторы были восхищены фотографиями, выразили желание опубликовать их, что они и сделали в трех выпусках. Лени выступала с лекциями, где показывала фотографии и каждый раз реакция аудитории была восторженной.

https://vk.com/sea_like_me?w=wall-107232016_20853

Tags: Культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments