Сбитнев Сергей (sbitnevsv) wrote,
Сбитнев Сергей
sbitnevsv

Этический монотеизм versus индуистский политеизм в религиозной мысли Раммохана Рая

В развитии философии Индии Нового времени особый интерес представляет специфическая трансформация идеи морали, морального сознания и моральной жизни, которая заслуживает названия этической революции. Под этим термином я подразумеваю новое истолкование метафизических основ этики индуизма через признание этического характера Абсолюта и переосмысление представлений о моральном поведении личности в обществе в общем контексте религиозного гуманизма Индийского Ренессанса XIX в. – первой трети XX в. Генезис этической революции связан с религиозной мыслью и реформаторской практикой философа и общественного деятеля, «основателя современной Индии и истинного родоначальника современного Индийского Ренессанса» [Radhakrishnan 1985, 47] Раммохана Рая (1772–1833); см.: [Скороходова 2008; Collet 1962; Singh 1983–1987; Sarma 2005; Sen 2012], который обосновал идею этического монотеизма как подлинной, но преданной забвению сути индуизма и противопоставил её всем наличным религиозным практикам индусского политеизма.

Раммохан Рай происходил из древнего брахманского рода Бенгалии, получил двойное традиционное образование (мусульманское и санскритское) и с ранней юности проявил склонность к критическому осмыслению индуизма, чем вызвал конфликт в семье. Родители Раммохана – набожные и экзальтированные вишнуиты, адепты Кришны – не могли смириться с тем, что сын оспаривает поклонение индусским богам и заявляет, что поклонения достоин лишь единый Бог, о котором говорится в Упанишадах и веданте, а также в Коране. По завершении обучения Раммохан странствовал по Индии, затем занялся ростовщической деятельностью в бенгальских городах и составил значительное состояние. С 1803 г. по 1814 г. Раммохан служил в Ост-Индской компании на открытых для индийцев должностях и параллельно изучил английский, иврит, латынь, греческий, освоил наследие европейской культуры, завязал знакомство с христианскими миссионерами. В 1815 г. он вышел в отставку и обосновался в Калькутте, столице британских колониальных владений в Бенгалии, с намерением начать реформаторскую и просветительскую деятельность. С этого момента можно вести историю развития его философской мысли, хотя генезис её относится к более раннему периоду, когда появился его трактат на фарси и арабском «Дар верующим в единого Бога» (Тухфат-ул-Мувахиддин, 1804). См: [Рай 2010; Roy 1982 IV, 943–958].

В 1815 г. на бенгали и хинди, а в 1816 г. на английском вышли труды Раммохана – интерпретации классического трактата Веданта-сутра Бадараяны (Вьясы) в виде перевода с санскрита с комментариями, а также в кратком изложении; см.: [Рай 2014; Roy 1982 I, 3–18], переводы на бенгали и английский двух текстов ведийского комплекса – Иша-упанишады и Кена-упанишады. Последние немедленно вызвали яростное отторжение у брахманской ортодоксии, так как Раммохан Рай нарушил её священные заповеди: «Сама публикация граничила с кощунством: небрахманы не только не имели права читать эти тексты, но даже прикасаться к ним» [Рыбаков 1981, 20]. Вслед за этими двумя упанишадами последовали переводы Катха-упанишады, Мундака-упанишады и Мандукья-упанишады. Публикации имели целью подтвердить идеи, изложенные Раммоханом в трактате-переводе, авторитетом священных текстов, на которые обычно ссылались брахманы. В обобщённом виде это были идеи единобожия как подлинного основания индуизма (Бог/Брахман/Абсолют веданты – это единый Творец и Истина), необходимости знания о Боге, получаемого из откровения и рационального размышления, и поклонения Ему через размышление, преданность и совершение благих действий. Соответственно наличный политеизм в виде поклонения изображениям богов («идолопоклонство» в терминологии Раммохана Рая), слепая нерассуждающая вера, отягощённая бесчисленными предрассудками и суевериями, а также обрядоверие и порождённое им буквальное «разрушение структуры общества» – всё это искажения индусской религии, которые, однако, «ничего не могут сделать с чистым духом её повелений» [Рай 2014, 138–139].

Уже в «Кратком изложении веданты» Раммохан, ссылаясь на авторитет Вед, отождествляет их с упанишадами. Традиция насчитывает свыше 108 упанишад, которые создавались с первой половины I тысячелетия до н.э. вплоть до XV в. н.э.; это особый жанр философских сочинений, чаще всего в форме бесед учителя с учениками (санскр. upa ni ṣad» – букв. «сидеть у ног [учителя]»). Самыми авторитетными из них являются тринадцать древнейших, примыкающих к самхитам (сборникам гимнов – Ригведе, Самаведе, Яджурведе и Атхарваведе), – в них берут начало главные философские школы (даршаны) Индии, в том числе веданта. Упанишады служили и служат источником религиозного и философского вдохновения для индийских мыслителей; представители Индийского Ренессанса от Раммохана Рая до Рабиндраната Тагора не были исключением.

Отмечу, что собственно самхиты Раммохана, по сути, не интересовали. Макс Мюллер считал, что он слабо знал их или не знал вообще [Müller 1884, 19]. Встретив в Лондоне немецкого индолога Фридриха Розена, Раммохан был удивлён, что тот бьётся над изучением самхит и дал ему совет – «обратиться к более полезным вещам» [Sen 2012, 69]. На мой взгляд, такое безразличие к самхитам объясняется не только монотеистическими убеждениями Раммохана, но также неприязнью к политеизму – вряд ли ему не было известно, что в гимнах Вед упоминается целый ряд богов. А.П. Сен указывает также на роль веданты в этом отвержении самхит – «исторически веданта обозначила протест против ранней ведийской религии» [Sen 2012, 70], а основы веданты формировались в упанишадах.

В «Веданте» Раммохан ссылается на тексты только шести из тринадцати древних упанишад, затем он добавляет к ним ещё три (Иша, Кена и Мандукья). Вне цитирования остались Айтарейя, Каушитаки, Прашна и Майтри. Монистическая концепция всеобъемлющей реальности Брахмана/Абсолюта была сопоставима с исламским монотеизмом, влияние которого Раммохан испытывал с подросткового возраста, и одновременно была сообразна его убеждению в монотеистическом характере и происхождении любой религии [Рай 2010, 159; Roy 1982 IV, 943]. В обращении Раммохана Рая именно к упанишадам, а не к другим частям ведийского комплекса, В.С. Костюченко видит три главных причины: 1) полемика против ритуализма, умаление роли былых ведийских божеств (у Рая она доводится до логического предела) и выдвижение на первый план единого божественного начала – Брахмана; 2) согласованность концепции Брахмана с требованиями разума; 3) антибрахманские мотивы упанишад, где в роли знатоков Брахмана выступали порой женщины и шудры [Костюченко 1983, 163]. Добавлю к этому присутствие в упанишадах этических идей, которые можно было интерпретировать и реинтерпретировать в духе этического монотеизма.

Далее : http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1384&Itemid=52
Tags: Религиоведение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments