Блог Сбитнева Сергея

Яндекс-поиск по блогу :



Строительство дома : https://sbitnevsv.livejournal.com/1635575.html
Расходы на дом : https://sbitnevsv.livejournal.com/1634499.html
Краткая хронология строительства дома : http://sbitnevsv.livejournal.com/1370182.html
Подробная хронология строительство дома : http://sbitnevsv.livejournal.com/783138.html
Обслуживание машины : https://sbitnevsv.livejournal.com/1634972.html
Материалы по строительству : http://sbitnevsv.livejournal.com/560259.html
История товаров : https://sbitnevsv.livejournal.com/1601650.html
Как выращивать фрукты и овощи : http://sbitnevsv.livejournal.com/1402008.html
Наши фото : https://sbitnevsv.livejournal.com/1636166.html
Контакт : http://vk.com/sbitnevsv
Ютуб : https://www.youtube.com/user/sbitnevsv/videos
Акции Газпрома : http://sbitnevsv.livejournal.com/784426.html
Общий список постов : http://sbitnevsv.livejournal.com/190435.html
Все метки : http://sbitnevsv.livejournal.com/tag

Сбербанк : https://online.sberbank.ru/
Росбанк : https://online.rosbank.ru/
РКС : http://www.rks-energo.ru
ЕИРЦ ЛО : http://epd47.ru
Госуслуги : https://www.gosuslugi.ru
Оплата госуслуг : https://oplatagosuslug.ru
ГИБДД : http://www.gibdd.ru
Налоги : https://www.nalog.ru/rn78/

Окей : https://www.okeydostavka.ru/spb
ДНС : https://www.dns-shop.ru/
WildBerries : https://www.wildberries.ru/
Юлмарт : https://www.ulmart.ru/
Алиэкспресс : https://ru.aliexpress.com/
Авито : https://www.avito.ru/sankt-peterburg
Теле2 : https://spb.tele2.ru/lk
Секундомер : https://sekundomer.net/

Елисеев о Миносе и Минотавре

Показательно, что Минос утвердил на Крите мощную талассократию. Таким образом, Минос существенно исказил гиперборейскую, континентально-речную традицию. («Гиперборея как Речное царство» - https://zavtra.ru/blogs/giperboreya_kak_rechnoe_tcars..)
К слову, у Миноса есть некий аналог – русский Садко. Последний также был искушён талассократией, причем, искушал его Морской царь. Однако, «богатый гость» всё-таки сумел отказаться от навязанной ему инверсивной роли. («Садко и торговая талассократия» - https://zavtra.ru/blogs/sadko_i_torgovaya_talassokrat..)
Однако, вернёмся к Миносу. Показательны его постоянные измены своей супруге. Они указывает на инверсивную, изменчивую роль Европы (шире Запада), которая в веках прошла через серию нигилистических революций. («Древняя программа Запада» - https://zavtra.ru/blogs/drevnyaya_programma_zapada)
С образом Миноса тесно связан образ Дедала – легендарного инженера и художника. Он совершил преступление, подобное измене. Самолюбивый Дедал попытался убить своего ученика и племянника Талоса, возревновав к его успехам. Он завёл юношу на горную кручу и сбросил вниз. Однако, Афина не дела Талосу разбиться, обратив его в куропатку. Афинский ареопаг, возмущенный поступком Дедала, приговорил его к изгнанию.
Убийцу и изменника приютил Минос, которому Дедал оказал множество услуг – в частности, сделал его статую. Для Пасифаи он изготовил деревянную корову на колёсах. В ней царица пряталась для того, чтобы удовлетворить свою страсть к быку. Собственно, именно от соития с ним и родился Минотавр. Последний обитал в лабиринте, который Дедал построил по египетскому образцу. И здесь стоит вспомнить о том, что Египет испытал мощное влияние контр-Традиции Атлантиды. А сам Крит представлял собой чисто талассократическое, то есть «атлантистское», образование, о чём ниже.
Дедал стал тяготиться «опекой» Миноса и убежал от него – вместе со своим сыном Икаром. Последний, как известно, погиб – Солнце расславило его крылья. В этом можно увидеть указание на солнечное начало, которое препятствует усилению начала лунного. Дедал потом построил храм Аполлону, явно пытаясь усилить своё искажённое солярное начало.
Дедал нашёл приют в сицилийском Камике. Но Минос сумел найти его и потребовал выдачи мастера у тамошнего царя Кокала. Тогда последний зазвал его в баню и там дочери Кокала облили критского царя кипятком. Так, Минос принял смерть от водной стихии, на которую ориентировался.

Атлантический Крит
Минос родился от связи Зевса и Европы, которую предводитель олимпийцев украл и с которой появился на Крите. На этом же острове Зевс скрывался от своего отца Кроноса. Это заставляет нас затронуть критскую традицию. Интересно, что древнюю цивилизацию Крита часто отождествляют с Атлантидой, считая, что никакого затонувшего «Острова» в Атлантическом океане не было. Указывается на сходство Атлантиды и Крита. («Атлантида это Крит» - https://intrest.ru/archives/830)
Да, это сходство поразительно, но оно вовсе не означает тождества. Критская цивилизация могла быть своеобразной проекцией Атлантиды, этаким средиземноморским «ремейком». Если так, то налицо тревожный символизм, который касается и Зевса, нашедшего там убежище. Сама атлантическая традиция предполагала разрыв с традицией изначальной, гиперборейской, именно в Атлантиде происходит расцвет магизма, неразрывно связанный с многобожием.
Для древнего Крита очень важен образ Быка, который там был весьма распространен. Но ведь образ Быка принимает и сам Зевс – во время похищения Европы. А чудовищный Минотавр (человек с головой Быка), как уже указывалось выше, рождается от связи царевны Пасифаи с быком, которого, по одной из версий, подослал к ней не Посейдон, но именно Зевс. (А. Ф. Лосев писал о том, что Минотавр – ипостась Зевса Критского). И тут, кстати, весьма уместно вспомнить о зверочеловеческой теме, связанной с образом Быка. («Культ Зверя и технологии расчеловечивания» - https://ruskline.ru/monitoring_smi/2007/12/05/kul_t_z..)
Похищение Европы символизирует судьбу западной части «индоевропейства» - «зоны Кентум», попавшей под влияние атлантической традиции и склонившейся к многобожеству. Зевс является к Европе в образе Быка, что тоже весьма показательно, ведь бык символически выражает лунное начало; так, в древнеиранской традиции месяц называется «имеющим семя быка». При этом, римляне приносили в жертву Юпитеру быков, как и славяне – «единому богу, творцу-молний». (Прокопий Кесарийский)
Судя по всему, здесь имел место быть некий ритуал, символизирующий преобразование лунного начала в начало грозовое. По мнению язычников, через жертвоприношение быка лунное, хтоническое, начало преображалось и поднимается на новый уровень. Но Зевс утверждает образ Быка, что ещё раз свидетельствует о древнегреческой инверсии. («Зевс: история одной инверсии» -https://zavtra.ru/blogs/zevs_istoriya_odnoj_inversii

Плод инверсии
Теперь надо разобрать образ Минотавра. Минос попросил у Посейдона (в другом варианте – у Зевса) прислать животное для жертвоприношения. Ему был выслан (из моря) белоснежный бык. Минос был просто поражён его великолепием. Поэтому, он отослал быка в собственные стада, а взамен принёс другого. Тут возможна следующая интерпретация. Минос был не готов к полноценному преодолению лунного, бычьего начала. Поэтому он просто спародировал его. И последствия оказались ужасающими – во всех смыслах. В наказание за обман богов Посейдон внушил царской жене Пасифае страсть к этому самому прекрасному быку. От этой страсти, собственно, и родился Минотавр («бык Миноса»).
Сам человеко-бык был усмирен Гераклом, а затем убит Тесеем. Сын Миноса – Андрогей - был убит в Афинах. Тогда Минос принудил царя Эгея к дани. Последнему полагалось поставлять семь юношей и семь девушек каждый год. Они были обречены на съедение Минотавру, обитавшему в Лабиринте. Тут крайне любопытна версия Плутарха, согласно которой блуждающие по лабиринту умирали сами. Это уже образ духовной погибели, когда блуждание по фрагментам умозрения как бы фрагментирует и саму личность. Здесь существенное различие между интеллектуальным рассудком и умом (разумом), сверх-интеллектом. В православной Традиции ум - нус, который противопоставляется рациональному логикону. И если нус собран в себе, то логикон блуждает повсюду, его приходится собирать.
А вот ещё одна любопытная многовариантность. По одним версиям Тесей именно убил Минотавра – мечом или кулаком. А вот на троне в Амиклах Тесей изображается весьма необычно – он ведёт Минотавра хоть и связанного, но живого. (Можно вспомнить образ Дракона, не убитого, но ведомого на поводке.)
Здесь указание на два пути Героического. Славный, хоть и «низший» (относительно) путь – это убийство внешнего чудовища. При этом, герой, невольно, но, более-менее, уподобляется самому чудовищу-убийце. (Феномен драконоубийцы, который сам становится Драконом.)
«Путь к Дракону» - https://a-eliseev.livejournal.com/935983.html
Но, есть и другой, высший, путь – наряду (или невзирая) с борьбой против «внешних» чудовищ – бороться против чудовища «внутреннего» (по выражению Святых Отцов - со змеем, который находится под сердцем). («Усмирить Змея» - https://zavtra.ru/blogs/usmirit_zmeya).
Надо отметить, что оба пути хоть и разнятся, однако, не противоречат друг другу. Они могут быть объединены, что и является наилучшим выходом из Лабиринта страстей.

«Бычий народ»
Имя «минотавр» заставляет вспомнить о таврах – этнополитическом образовании, которое Геродот располагал в горной местности на полуострове, вдающемся в Понт. Это место находилось между Керкинитидой и Херсонесом Скалистым, доходя до Керченского пролива. «Таврами», то есть, «быками, данное образование называли эллины (самоназвание не сохранилось). Отсюда следует совершенно логичный вывод о том, что важнейшим культом тавров являлось поклонение Быку. То есть, речь идёт о реализации лунарного, навьего начала.
Показателен следующий «момент». Тавры приносили чужеземцев, попавших к ним в плен, в жертву некоей богине Деве. Несчастных жертв ударяли дубиной по голове и сбрасывали в море. По другим версиям - закапывали в землю. Также заметим – врагам, захваченным в бою, отрубали головы, которые выставляли вокруг дома на высоких шестах. Аммиан Марцеллин сообщал, что жертв закалывали, а головы прибивали на стены храма «как вечные памятники славным деяниям».
И здесь сразу же вспоминаются русские сказки. В них описывается забор у Бабы-Яги, который сделан из человеческих костей: «На заборе торчат черепа людские с глазами».
Поклонение Деве было воспринято от тавров и жителями Херсонеса, но без сопутствующих жертвоприношений.
Сама Баба-Яга – это образ ветхой, лунарной стороны Мировой Души.
«Баба Яга, Мировая Душа» - https://zavtra.ru/blogs/baba_yaga_mirovaya_dusha
Отметим, что тема феминократии чрезвычайно важна – в плане темы инверсии. («Геракл, скифство, «рептилоидность» и «феминократия» - https://zavtra.ru/blogs/gerakl_skifstvo_reptiloidnost..)
Этническая принадлежность тавров вызывает споры, историки приводят разные версии. Одна из них – киммерийская, то есть тавров выводят из древнего и загадочного народа киммерийцев. Тут речь дёт о праскифском этносе, который очень сильно повлиял на этногенез будущих славян-сколотов и саков (северно-иранских кочевников).
Сами киммерийцы, судя по всему – царские скифы, о которых рассказывал Геродот. Согласно ему, они, под натиском восточных («новоскифских») сил удалились. При этом, верхушка (собственно, цари) отказалась убегать, перебив друг друга на ритуальном поединке.
Интересное наблюдение по поводу киммерийцев сделал профессор А. Г. Кузьмин: «...Позднейшие греческие комментаторы пытались осмысливать имя киммерийцев как "зимние" ("хеймериои"), либо как "люди гробниц"... В древнегреческой традиции реальные или мнимые сооружения киммерийцев должны были указывать на их близость к мифической стране мертвых царства Аиду, вход в который помещался в самых разных частях морского побережья. С понятием "народ гробниц" может быть связано и представление о преувеличенном, с точки зрения греков, культе погребения... Через всю античную традицию проходит и представление о родстве причерноморских киммерийцев с населением самого дальнего "Запада" и побережья "Океана". («Начало Руси. Тайны рождения русского народа»)
Тут можно предположить, что сообщество киммерийцев пережило процесс духовного угасания своей Традиции. Потеря Царской касты, сопровождаемое бегством именно на Запад (закат, западение, на закате Солнца древние располагали «страну мёртвых») означало возникновение контр-традиции именно душевных, «психических» остатков (отсюда и тема «киммерийского Аида»).
Чрезвычайно важна здесь тема кен-тавра, то есть, человека-коня. Опять-таки, разговор надо вести о сочетании человеческого и звериного. Точнее, об усилении последнего – в ущерб первому.
Сами кентавры – пример попытки преодолеть «раскочегаривание» животного начала. И в данном плане название «кентавр» имеет особый, мистический смысл. Оно означает - «убивающий быка» (ken – «я убил», tauros – «бык»).
Пришествие Христа и утверждение христианства нанесло мощнейший удар по культу Зверя. Крещение и причастие давали возможность спасения всем людям - в том числе и тем из них, кто предельно исказили свой облик. «В западных легендах, - пишет В. Карпец, - повествуется: после Рождества Христова кентавры выходили из лесов, просили христианских отшельников крестить их, и отшельники не отказывали им». («Русь, которая правила миром»)
Тут налицо некий символический путь ре-инициации – от лунарного «Быка» до солярного «Коня». Здесь преодоление собственно «скотского» – в пользу благородного.

https://vk.com/id218350332?w=wall218350332_3440%2Fall

Елисеев о Мидасе. Часть 1

Царь Мидас – персонаж весьма и весьма насыщенный в плане «эзотерики». Он был посвящён в мистерии Орфеем и распространял таинства по всей Фригии. Самому Орфею покровительствует Аполлон Гиперборейский, что явно указывает на изначальную, нордическую Традицию Золотого Века. Характерно, что Аполлон подарил ему золотую лиру, с помощью которой можно было усмирять диких зверей. Это однозначно можно интерпретировать как усмирение «звериного», «яростно-желательного» душевного начала и подчинение его началу духовному. Не следует забывать о том, что психоэмоциональная Душа отличается от райского-ангелического Духа.

Хотя в Орфее всё же есть и некоторая «гетеродоксальность». Так, он получает некие мистические знания в Египте, а тамошняя традиция испытала мощное влияние оккульной Атлантиды.

Орфей спускается в Аид (то есть, в Навь, регион именно Души) – с тем, чтобы вызволить свою возлюбленную. Это символизирует стремление освободить «женственное», психоэмоциональное, душевное начало, которое просветляется началом «мужественным», героическим, духовным. Однако, это ему не удаётся, ибо он взглянул на неё еще до выхода из Аида, нарушив тем самым условие, поставленное богами. Это можно интерпретировать как некую остановку на пути мистериальной инициации.

Отдельного разговора заслуживает орфизм. Прежде всего, возникает вопрос, а насколько это учение связано с самим Орфеем. Здесь высшее, дионисийское начало противопоставляется низшему, «титаническому».

Но, по данным псевдо-Эратосфена, Орфей как раз отказался почитать Диониса – в пользу Аполлона. Само «дионисийство» ближе именно к «психоэмоциональной» душевности, в отличие от «аполлонизма» с его солнечной духовностью.

Во время состязания Аполлона и Пана Мидас отдал предпочтение последнему. Сам Пан – хтоническое существо - божество буйной природы. Он родился с козлиными ногами, длинной бородой и рогами. Любопытно отметить сообщение Геродота, согласно которому Пан был главным богом Египта, испытавшего, как уже отмечалось выше, мощнейшее атлантическое влияние. Он даже приказал всем тамошним богам стать зверями, а сам превратился в козу или в полукозла-полурыбу.

Налицо упор на «звериное», душевное начало. Именно здесь и стоит видеть начало контр-инициации. В её основе лежал и лежит «разогрев» душевного (в ущерб духовному) - с целью получить дополнительное могущество. («Культ Зверя и технологии расчеловечивания» : https://ruskline.ru/monitoring_smi/2007/12/05/kul_t_zverya_i_tehnologii_raschelovechivaniya)

Мидас, в качестве судьи, отдал предпочтение Пану, хотя его игра была ужасна. Ей ужаснулись даже лесные звери. И, конечно, дело не в какой-то «неумелости» Пана. Просто он вылил на окружающих хаос душевной стихии.

Однако, Мидосу это пришлось по душе. И, тем самым, он явно предал гиперборейскую Традицию в пользу конт-инициации. За это Аполлон Гиперборейский наказал его ослиными ушами. В данном случае это был символ невежества – как отказа от подлинного знания в пользу знания искаженного, от которого надеются получить животную силу.

Второй важнейший сюжет связан с обретением «Золотого дара». За спасение своего учителя Силена Дионис предложил Мидасу любой дар. Последний попросил его дать возможность обращать всё в золото. В результате, Мидас не смог даже поесть, ведь в золото превращался любой предмет, к которому он обращался.

Сам по себе образ Золота двойственен. Мы знаем и о Золотом Веке, и о Золотом тельце. Всё дело здесь в разном понимании того, что есть золото. Алхимики стремились к превращению низших металлов в золото, которое должно было символизировать духовное преображение. (Другое дело, что сами были подвержены различным оккультным искажениям, о чём ярко написал Г. Майринк в «Ангеле западного окна».) Мидас, который был посвящён в изначальные мистерии, знал о такой возможности. Но он уже встал на путь душевной магии, предполагающей обретение именно силы, могущества и господства. Душевное, яростно-желательное, животное начало, само по себе, направлено на сокрушение. Оно предполагает тотальное отрицание того, что (и кто) находится вне его (начала) носителя. Данное отрицание ставит своей целью поглотить всё и вся. Отсюда, кстати, и капитализм - весьма древний уклад. («Древние истоки капитализма» : https://a-eliseev.livejournal.com/2050746.html)

Маги Капитала также стремятся поглотить как можно больше ресурсов, работая именно с душевным, психоэмоциональным уровнем. («Магия Капитала». Ч. III : https://oko-planet.su/finances/financesdiscussions/59693-aleksandr-eliseev-magiya-kapitala.html)

В то же самое время, духовное начало предполагает духовное преображение того, кто пока находится во вне его. Оно соединяет и даже присоединяет – без поглощения. И тут вспоминаются глубочайшие, по своему метафизическому уровню, слова Святого князя Александра Невского: «Не в Силе Бог, а в Правде». Душа – это тотальная Сила, Дух – высшая Правда (вспомним славянскую Правь). При этом, сама Сила своей ужасающей, «звериной» мощью искривляет Традицию, порождая пародийную, кривую контр-Традицию. Здесь она (точнее её адепты) выступает как именно Кривда.

Стремясь превратить всё в золото, Мидас думает не о Золотом преображении, но о золотом поглощении. Тем самым он пародирует духовный Золотой Век, подменяя его царством Золотого тельца. И сам царь становится жертвой столь желанной для него Силы.

Можно сказать, что царь Мидас представляет собой образ некоторой инверсии Царя Золотого Века. Так, в иранской традиции таковым был Джамшид, который возгордился и сам пожелал стать богом. То есть, пожелал достигнуть божественного могущества своими Силами. Надо полагать, опираясь именно на Силу.

Еще по греческой мифологии :
«Ахилл и ветхая сторона Мировой Души» : https://zavtra.ru/blogs/ahill_i_vethaya_storona_mirovoj_dushi
«Метафизическое путешествие «хитроумного» Одиссея» : https://zavtra.ru/blogs/metafizicheskoe_puteshestvie_hitroumnogo_odisseya
«Прометей: Царь Мира, царь скифов» : http://zavtra.ru/blogs/prometej_tcar_mira_tcar_skifov
«Мифология прогресса или оболганный Кронос» : http://rusyappi.ru/dovody/mifologiya-progressa-ili-obolgannyj-kronos
«Зевс: история одной инверсии» : https://zavtra.ru/blogs/zevs_istoriya_odnoj_inversii
«Неугодный Гефест» : https://zavtra.ru/blogs/neugodnij_gefest
«Двойственный» Аполлон» : http://a-eliseev.livejournal.com/1850867.html
«Гесиод: «странная» традиция» : https://zavtra.ru/blogs/gesiod_strannaya_traditciya
«Двойственный» Геракл» : http://a-eliseev.livejournal.com/1849195.html
«Пеласг Сизиф» : https://a-eliseev.livejournal.com/1951655.html
«Невиновное» чудовище или ансамбль инверсий?» : https://a-eliseev.livejournal.com/2048973.html

https://zavtra.ru/blogs/zolotonosnij_midas_iskazhenie_traditcii

Необъяснимые фразы детей

Когда мой сын был совсем крохой, моя мама всегда гладила его по голове, пока он спал. И смотрела, как внучек спит. В 2015-м мамы не стало. Не прошло и 9 дней, утром сын просыпается и говорит: «Мама, Наташа сегодня приходила. Она сидела рядом и гладила меня по голове. Вот так». И показал как! У меня прямо все похолодело. © Яна Сажнева / Facebook

Совсем недавно мой младший 4-летний сын, засыпая, указал в пустой угол и сказал: «Он наблюдает за тобой». И уснул. А я еще полночи не могла уснуть. © Софья Кузнецова / Facebook
20+ пугающих фраз, которые читатели AdMe.ru услышали от своих детей лишь раз, а запомнили на всю жизнь
© The Nanny Diaries / The Weinstein Company

Дочке на 2-летие подарили железную дорогу Lego. Там, помимо прочего, был паровоз, заправочная станция, шланг и канистра. И вот сидит моя принцесса и сливает дизель с паровоза в канистру. Сплевывает, нужный конец шланга вставляет — все как надо. «Милая, кто тебя этому научил?!» Она: «Доега [дорога]!» Увидеть такое она нигде не могла, телевизора дома нет, да и в современных машинах сетки везде стоят. Я сама узнала об этом способе лет в 25 только. © Natalia Tkacheva / Facebook

Мой 4-летний сын постоянно рассказывает про какую-то Катерину. Именно так: не Катя, не Екатерина. Мол, она взрослая, живет в Питере (а мы с сыном там никогда не были) и он по ней сильно скучает. И хотел бы уехать к ней навсегда. Моего мужа, если честно, это пугает. А я и не знаю, как к этому относиться. © Светлана Бакалдина / Facebook

Мой сын рассказывал какие-то бредни. Мы иной раз пугались. Мама моя говорила: «Ну фантазер...» Он обижался, иногда злился. Потом вдруг сказал мне: «Мам, почему мне никто не верит? Я вам рассказываю, а вы не верите».
Рассказы его были про прекрасный мир, из которого он не хотел уходить, но ему сказали, что там есть для него работа и что уже пора. А выполнив свою работу, он опять окажется здесь. Продолжалось это до 6–7 лет. Потом забылось. © Ольга Кравцова / Facebook

Племяшке было годика 3. Сидим на кухне, она вдруг начинает с кем-то спорить: «Нет, это моя мама». Поворачивается к моей сестре с вопросом: «Ты же моя мама? А вон тот дядька говорит, что нет». И показывает на верхнюю часть холодильника. © Татьяна Каюмова / Facebook

Читаю подобные истории, и у меня мурашки по телу. Потому что до наступления первой беременности мне приснилась девочка лет 5, которая просила, чтобы я стала ее мамой. Я сказала: «Окей, не плачь, буду я тебе мамой» и проснулась. Спустя неделю узнала, что беременна. И я не сомневалась что будет девочка. © Gochachko Liudmyla / Facebook

Когда я спросила своего 5-летнего сына, как у него так ловко все получается делать, он ответил, что жил «там» один, в своем доме, и ему надо было все делать самому. До того, как прийти сюда к нам. У меня волосы шевелились в тот момент! © Ирина Казак / Facebook
20+ пугающих фраз, которые читатели AdMe.ru услышали от своих детей лишь раз, а запомнили на всю жизнь
© The Nanny Diaries / The Weinstein Company

Моя дочка в полтора года спела песенку на непонятном языке. Я решила, что это тарабарщина, хотя и довольно мелодичная. Пару «фраз» я запомнила. А потом услышала эту песню в кино! Это была песня «Братец Яков» на французском. До сих пор не знаю, как это объяснить. © Olga Vladimirova / Facebook

Моя дочь в возрасте 2–3 лет рассказывала, что она жила раньше в каком-то доме, где было много детей, но потом дом сгорел. А потом она летала и выбрала нас с мужем. И рассказывала это она очень часто. А сейчас ей 11 лет, она не помнит ничего. © Людмила Даниленко / Facebook

По пути в садик мой 5-летний сын часто рассказывал мне, что, когда он «был большой», вместо этой дороги были рельсы и по ним ходили поезда. А еще указывал на место, где «раньше» находился его дом. Я долго думала, что это детские фантазии, пока случайно не наткнулась на старые фотки моей прабабушки. И на этом месте действительно были ж/д пути и частные дома вместо девятиэтажек. Вот так вот. © Танюша Танюша / Facebook

Мой сын, когда ему было 4 года, был чем-то очень расстроен и сказал мне тогда с горечью: «На этой планете так тяжело жить! Мне здесь не нравится». А еще он все детство рисовал спирали. Когда я его спросила, почему именно они, он ответил: «Меня увлекает рисовать сингулярность. Это завораживает».

Кстати, только что разгребала свои старые тетрадки и нашла один из его рисунков. Что интересно, спирали сын рисовал от периферии к центру, а не наоборот. И часто ставил большущий знак вопроса. Не везде, но вот на этом рисунке он есть. © Yarka Rai / Facebook

Мой средний внук — молчун, заговорил довольно поздно. Однако, когда ему было с полгода, мы с дочкой ссорились и я держала его на руках, он вдруг выдал длинную сердитую фразу на неизвестном нам языке. Сказал громко, экспрессивно — было ясно, что обругал. Насколько цензурно, не знаю. Мы обалдели, и ссора прекратилась. И к слову, та его тарабарщина звучала очень связно и энергично, а он еще даже «мама» тогда не научился говорить. Поэтому и поразило. © Лазарева Наталья / Facebook

У моей подружки племянница постоянно в доме видела неизвестного мужчину. Он мог сидеть с ними за кухонным столом, и она говорила: «Мама, этот дядя меня пугает» и плакала. Потом они продали этот дом и переехали в новую квартиру. © Alya Zibershtein / Facebook

Мой 3-летний сын как-то спал в обед в моей спальне, а я работала на кухне, которая находилась через комнату от спальни. Все двери были закрыты. Во время готовки я открыла холодильник и мне вдруг очень захотелось съесть один детский йогурт, который я покупала для сына. Я его таки съела. А когда пошла посмотреть, не проснулся ли сын, [увидела, как] он, не открывая глаза, пробормотал: «Ты съела мой йогурт». © Ina Rutkovska / Facebook
Пару месяцев назад тянулись с дочкой (3 года) в пробке. Вдруг она показывает на обочину и говорит: «Мама, а почему все эти люди стоят и смотрят на нас?» Я смотрю в окно, но там никого. Спрашиваю: «Какие люди?» «Ну как, вдоль дороги стоит много-много людей! Ты что, их не видишь?» Было немного жутковато. © Elena Stefanovych / Facebook

В детстве, когда мне было лет 8–9, мои родители дружили с семьей, у которых был мальчик лет 3–4. Так вот, он нам рассказывал, что, когда был большим, подавился косточкой от вишни. А потом стал опять маленьким. Еще показал на руке бугорок, как будто там действительно была косточка от вишни. А в месте, что чуть выше внутренней стороны ладони, по идее, не должно быть никаких выпуклостей. Прошло уже 30 лет, а я помню эту историю и мне немного жутковато. © Irina Pronski / Facebook

3-летний сын однажды рассказал мне: «Когда тебя не было дома и я был с папой, то затолкал в нос бусинку». Я спросила, как же ее вытащили. Он ответил: «Я просто носом сильно выдохнул, и она выпала». Я спросила, как же он догадался так сделать. Ответил: «Я сделал как ты, когда маленькой была». Я спросила: «Откуда ты это знаешь?» Он: «Так я видел».

А я в детстве затолкала в нос металлический шарик. Испугалась, побежала на кухню к дедушке. Он сказал мне сильно выдохнуть носом — шарик и вылетел. И сыну об этом я никогда не говорила. И еще он часто нам говорит: «Когда ты была маленькая, а я был большой...» © Оксана Некрасова / Facebook

Когда не стало моего дедушки, мы моей 4-летней дочери не стали об этом говорить, чтобы не расстраивать ее. Она просто очень его любила, он постоянно давал нам пакетик с яйцами, так как держал курочек. И в эти моменты доча была самая счастливая. Так вот, она мне внезапно заявляет: «Мама, дедушка Петя приходил ко мне в садик, но яички не принес. Он просто смотрел на меня через окошко и улыбался». © Юлия Крук / Facebook

Дочке было года 3. Усадила ее есть и дала ей в руки ложку, а она мне говорит: «А моя первая мама всегда давала мне есть палочками». К слову, суши и прочие изыски мы не употребляем вообще. Палочками есть я не умею, и дома никогда их не держали, да и в подобные заведения не ходим. © Ирина Косенко / Facebook

Мой сын в 3 года еще плохо и нечетко разговаривал. Однажды после обеда я его укладывала спать. И вдруг в полудреме он резко сел на кровати, схватил меня за майку, притянул к себе и сказал очень внятно и четко: «Ты! Ты даже не представляешь, какой дом у меня был! Какой я был богатый!» Упал на кровать и уснул. Я была шокирована. © Anna Bruner / Facebook

У меня двое детей, младшей дочери 6 лет. И зимой она мне как-то говорит: «Мама, скоро у тебя животик будет». Я на нее смотрю и отвечаю, что, да, мол, будет, если много есть. И улыбаюсь. А она на своем настаивает, говорит, нет, скоро животик начнет расти, там уже малыш живет. Если честно, я даже и не подозревала, что уже в положении нахожусь. Через несколько дней сделала тест — и правда беременная. Совсем скоро третий ребенок будет. © Татьяна Шевченко / Facebook

https://www.adme.ru/svoboda-narodnoe-tvorchestvo/20-detskih-citat-ot-chitatelej-admeru-ot-kotoryh-murashki-po-kozhe-tabunom-begayut-2512429/?utm_source=tsp_pages&utm_medium=vk_organic&utm_campaign=vk_gr_adme

Русская в стране басков

Страна басков. Cambo-les-Bains : https://nadinefrancaise.livejournal.com/460056.html

Страна басков. Термы в Cambo-les-Bains и Pas de Roland : https://nadinefrancaise.livejournal.com/460365.html

Страна басков. Эспелет : https://nadinefrancaise.livejournal.com/460654.html

Страна басков. Сен-Жан-де-Люз : https://nadinefrancaise.livejournal.com/461028.html

Страна басков. Сен-Жан-Пье-де-Пор : https://nadinefrancaise.livejournal.com/461262.html

История антиутопий после 1945

После войны

Грегори Клэйс во всём массиве антиутопических текстов, созданных после 16 июля 1945 года (испытаний первой атомной бомбы в Аламогордо), выделял пять магистральных тем. Во-первых, ядерный апокалипсис; во-вторых, вырождение окружающей среды; в-третьих, подчинение людей машинам и размывание границ между искусственным интеллектом и человеческим; в-четвёртых, разложение либерализма и гуманизма в условиях общества потребления, и, наконец, в-пятых — гибридные войны и разгул терроризма. В тот же период в утопической литературе это уравновешивалось перспективами освоения космоса, развитием робототехники, электроники, медицины и генетики, однако негативные тенденции в конце XX века явно доминировали. При этом количество антиутопических текстов настолько велико, что их анализ и классификация, как минимум, затруднительны. Г. Клэйс по ряду параметров выделял около 70 важнейших текстов, изданных между 1945—2015 годами, которые в достаточной степени репрезентировали жанр[113].

Бихевиоризм

В критической литературе США считается, что «Уолден Второй» Б. Скиннера, опубликованный в 1948 году, являлся в утопическом жанре вторым по оказанному влиянию на общественное сознание после «Взгляда назад» Беллами. Роман Скиннера явно намекал на «Уолдена» Генри Торо, и описывал не глобальное сообщество, а небольшую общину — порядка 1000 человек, — «живущих хорошей жизнью»[113]. Лаймен Сарджент отметил, что главной проблемой в классификации этого текста является то, что он был написан классиком бихевиоризма и рассматривал людей как своего рода лабораторных животных — реализуется модель управления поведением[114].

Община «Уолдена Второго» отсылает к оуэнистским или фурьеристским колониям XIX века: здесь благостно, тихо, люди приятные и ласковые в обращении, женщины прекрасны, а дети хорошо воспитаны. Общинники избегают толпы и даже устраивают скользящий график приёма пищи, чтобы не скапливаться в одном месте. Трудосберегающие технологии позволили свести тяжёлый и грязный труд к минимуму, деньги не нужны в условиях трудового кредита, а средняя продолжительность рабочего дня составляет около четырёх часов, причём чем сложнее задача, тем больше она принесёт кредитов. Ручной труд, однако, обязателен для всех, даже для учёных. Поскольку достигнуто реальное равноправие мужчин и женщин, нет проблемы «убийства времени» и досуга, пьянства, непроизводительного труда, нет и безудержного потребительства. Нет даже проблемы мотивации, чтобы сделать более привлекательным решение тех или иных задач. Есть проблема ревности в отношениях половых партнёров и коллег по работе. Управление общиной осуществляет Совет шести планировщиков (мужчин и женщин пополам), максимальный срок их пребывания в должности — десять лет. Однако планировщики избираются не прямым голосованием, а лишь из числа нескольких десятков менеджеров. Здесь Г. Клэйс утверждал, что описанная идиллия вызывает массу неприятных вопросов, и отказ от демократии — далеко не самый важный из них. Например, если нет принуждения, как заменить некомпетентного работника, если он не признаёт своей неправоты? Оказывается, например, что менеджер — планировщик семьи, может рекомендовать отложить заключение брака. Скиннер, кажется, не очень одобрял свободу сексуальных отношений и поощрял духовную дружбу мужчин и женщин; простое удовлетворение сексуальных аппетитов рассматривалось в его общине как симптом патологии. Дети воспитываются в группах, но ежедневно видятся с родителями, впрочем, излишняя опека осуждается. Каждый член общины — включая супругов — имеет индивидуальную комнату, дети могут заслужить такое право между 13—16 годами, когда переезжают в дом для взрослых. Важнейшее средство воспитания — отложенное удовольствие. Детей кормят, когда они голодны, но чтобы получить обед, необходимо обождать. Постепенно человек учится противостоять раздражению, разочарованию и унынию, для этого используется музыка и светомузыка. Образование чисто практическое, с акцентом на развитие мышления, а не достижение неких результатов в соответствие с учебным планом. В общем, община «Уолдена Второго» ориентирована на замену семьи как экономического, социального и психологического института организмом гораздо более высокого порядка и эффективности[115].

Утопии, однако, не получается. Решения принимают менеджеры и планировщики, рядовые общинники не могут обсуждать порядков своего сообщества, строго контролируются эмоции и мышление. Изучение истории запрещено, чтобы не оказывать давления на эмоции и не допускать манипулирования общественным мнением. Однако автор прямо утверждает, что это невеликая цена за терпимость, покой и уверенность. По Г. Клэйсу, этот текст — выдержанный в духе позитивизма и экспериментальной философии — наилучшим образом иллюстрирует неопределённость границы между утопией и антиутопией. Кроме того, это один из первых философских романов, который возводит на престол царицы гуманитарных наук психологию, а не историю. Антиутопических черт в обществе «Уолдена Второго» Клэйс насчитывает четыре: отрыв детей от родителей, групповое воспитание по принципу «стимул — результат», утеря индивидуальности (и в силу этого посредственность члена общины), элитаризм системы управления. Скиннер с критикой такого рода никогда не соглашался и в предисловии к переизданию своего романа 1976 года настаивал, что эксперименты с малыми общинами жизнеспособны и должны проводиться в больших масштабах[116].

В 1952 году вышла «Утопия 14» Курта Воннегута. Действие этой антиутопии происходит в недалёком будущем, в котором ручной труд почти повсеместно заменён машинным, более того, спрос и предложение на рынке определяет компьютер EIPCAC XIV. Механизация вызывает социальные противоречия между зажиточным верхним классом — инженерами и менеджерами, — и нижним, чьи навыки были заменены машинным трудом. Репрессии не применяются, граждане сохраняют гражданские права, в том числе свободу слова, религии и право голоса. Однако конкуренция с машиной приводит к депрессиям, самоубийствам и прочим отрицательным явлениям. Диктатуре машин, в буквальном смысле убивающих человеческое достоинство, противостоит тайное Общество Призрачных Рубашек (по имени сторонников Пляски Духа XIX века), стремящееся вернуть Америку людям. Кончается всё неоднозначно: люди уничтожают машины, начинают читать книги вместо просмотра телевизора и возвращаются на лоно природы, прежде чем всё рухнуло окончательно. Воннегут крайне отрицательно отозвался о философии Норберта Винера, считая её угрозой человеческому мышлению, и в целом его роман — пример «мягкой» антиутопии и резкой сатиры против послевоенного корпоративного управления[117].

В тени Холодной войны

Холодная война породила в 1950-е годы большое количество романов, в которых читателя откровенно пугали советской угрозой; по форме это зачастую были «ухудшенные копии» мира Оруэлла. В 1951 году вышла «Великая идея» Генри Хэзлитта. В этом романе действие происходит в Москве 2100 года (282 год эры Маркса), где правит Сталенин. Общество разделено на касты, носящие униформу разных цветов, а 20 % населения признаны «социально ненадёжными» и обречены на помещение в трудовые лагеря. Людей чаще всего нумеруют; живут они в квартирах, где размещены как минимум две разных семьи. Книги под запретом, право на их чтение имеют немногие. Во время парадов на Красной площади вывозят «кулаков» в клетках, которых потом публично гильотинируют. В пропаганде преобладает принцип «Истина — то, что хорошо для дела коммунизма». Однако всё кончается хорошо: сын диктатора вводит рыночные отношения, уезжает в «Свободный мир» — Америку — и добивается свержения тоталитарного строя. Аналогичной теме — свержения диктатуры в Москве — посвящён роман «Багряное небо ночи» Рональда Мэтьюса (1951). Действие в нём происходит в 1974 году, однако здесь новый крестовый поход организовал Папа Римский; поскольку большинство населения СССР остались верующими, им нужно только чудо, чтобы начать восстание за своё освобождение. Советский режим успел заключить союз с Гитлером и поработить всю Восточную Европу. В качестве положительных героев выведены украинские и литовские повстанцы, которые спасают жертв НКВД. В финале Бог сам защищает Своих людей, СССР рушится, а в будущем грядёт воссоединение конфессий (включая мусульманскую) и договор между США, Европой и Россией[118].

В разгар маккартизма вышел роман Дэвида Карпа[en] «Единство[en]» (1953). Главный герой здесь — специалист по чтению по губам, который работает на внутреннюю тайную службу американского государства. Америка — центр Всемирной федерации, которая борется за всеобщее благо, во имя которого необходимо полностью стереть индивидуальность. Здесь присутствуют прямые ссылки на «Мы»; граждан подвергают промывке мозгов при помощи психоанализа и системы «понимания». Способность к самостоятельному мышлению объявлена ересью, но некоторые еретики требуются государству, хотя и постоянно находятся под подозрением. В том же 1953 году отдельным изданием вышел роман Операция «Венера»[en] Фредерика Пола и Сирила Корнблата, который во многом заложил основу неолиберальных дистопий. Действие разворачивается в мире XXI века, порабощённого транснациональными корпорациями, которые массово манипулируют сознанием потребителей при помощи рекламы всех уровней, в том числе рассчитанной на подсознание. Корпорации безжалостно подавляют защитников природы; в тексте встречаются ссылки на Мальтуса, Рикардо и Парето. Сюжет о путешествии на Венеру служит для завязки действия и оправдания картины ужасного будущего[119].

Одним из наиболее известных романов в жанре антиутопии стал «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, также опубликованный в 1953 году. Название отсылает к температуре воспламенения бумаги и символизирует описанный в книге режим, в котором книги (включая Библию) запрещены и систематически уничтожаются государством. Этим занимаются «пожарные», которые утверждают, что их родоначальником был Бенджамин Франклин, но на самом деле это следствие сговора производителей комиксов и порнографии. Автор изобразил людей, потерявших связь друг с другом и с природой, с интеллектуальным наследием человечества. Люди спешат на работу или с работы, никогда не говоря о том, что они думают или чувствуют, разглагольствуя лишь о бессмысленном и пустом, восторгаются только материальными ценностями. В домах они окружают себя интерактивным телевидением, проецирующимся сразу на стены (в которые встроены кинескопы), и заполняют своё свободное время просмотром бесконечных и бестолковых сериалов, сексом и наркотиками. Однако «благополучное», на первый взгляд, государство находится на пороге тотальной разрушительной войны, которой суждено начаться в самом финале[120].

В 1954 году Уильям Голдинг в своём романе «Повелитель мух» подверг уничтожающей критике идею общественного договора в условиях абсолютной свободы. Во время ядерной войны в результате авиакатастрофы на необитаемом острове оказывается группа детей, эвакуированных из Англии. Среди них выделяются два лидера: Ральф и Джек Меридью (их имена являются отсылкой к известной книге Роберта Баллантайна «Коралловый остров», 1858 года). В результате школьники, пытаясь создать новое общество, скатываются к варварству и демонстрируют всю низменность человеческой натуры. Тем не менее они не успевают уничтожить себя, поскольку на остров прибывает военное судно[121]. Другим ярким примером постапокалиптической антиутопии являются «Страсти по Лейбовицу» Уолтера Миллера — роман, вышедший в 1960 году. Действие «Страстей по Лейбовицу» начинается через шесть столетий после произошедшей в XX веке всеобщей ядерной войны, известной как Огненный Потоп. В результате почти все грамотные люди после войны были убиты неистовой толпой. Неграмотность стала практически всеобщей, книги массово уничтожались. Только в отдалённой пустыне на юго-западе бывших США сохранилось аббатство, расположенное близ военной базы, где до войны работал еврей-электрик Лейбовиц. Когда-то Лейбовиц был предан и принял мученическую смерть, позже был причислен к лику блаженных и стал кандидатом в святые. Монахи не теряют надежды, что они когда-то помогут будущим поколениям восстановить забытые знания. Г. Клэйс считал, что именно роман Миллера в целом был самой пессимистической из антиутопий[122]. Специфическая форма тоталитаризма описана в 1963 году в рассказе итальянского фантаста Лино Альдани «Тридцать семь градусов по Цельсию». Показана система «эскулапократии»: диктатура медицинской олигархии, сросшейся с государственной бюрократией и крупным капиталом попирает человека. Представители жанра появлялись и позднее — например, натуралистическая хроника Нью-Йорка 1999 года (по времени действия романа) «Подвиньтесь! Подвиньтесь!» Гарри Гаррисона, вышедшая в 1966 году. В её экранизации — «Зелёный сойлент» — пищевые концентраты в полностью исчерпавшем природные ресурсы мире делаются из самих же людей. Далее публика пресытилась апокалиптическими кошмарами, и в 1960-е годы развитие жанра в основном пошло другим путём[123].

Бёрджесс, Браннер, Ле Гуин

В 1962 году вышел экспериментальный роман Э. Бёрджесса «Заводной апельсин». Критиками он признаётся глубоким исследованием психологии насилия и молодёжной преступности. Антигерой — Алекс — безумный 15-летний подросток, наркоман и глубоко порочная личность. После серии жестоких преступлений, он оказывается в тюрьме, где подвергается «мелиорации»; однако в результате он неспособен оказать сопротивление насилию, применённому в отношении себя самого. Как и в случае с романами Хаксли и Скиннера, Бёрджесс поставил в центр повествования проблему выбора и существования свободы воли. Собственно, Бёрджесс прямо полемизировал со Скиннером, считая мир, где насилие является актом воли, более предпочтительным, чем кастрированный мир, где внедряется некое «благо». Бёрджесс, будучи католиком, прямо говорит, что ограничение свободной воли — величайший грех против Духа Святого. Иными словами, Алекса толкал на преступление первородный грех, но при этом у него существовал выбор. Этот роман, а особенно его экранизация, полностью перевернул представления о границах допустимого в массовой культуре[124].

В том же году свет увидел второй роман Бёрджесса на тему перенаселения — «Вожделеющее семя». Чтобы бороться с чрезмерным размножением, правительство Англии пропагандирует гомосексуальный образ жизни, издаёт закон, согласно которому «семьям разрешены только одни роды, независимо живой или мёртвый родится ребёнок», равно и двойня или тройня. Гомосексуалы имеют большое преимущество и расширенные права перед гетеросексуалами, правительство рекламирует одиночество и отказ от детей, каннибализм считается нормой; табак и алкоголь вне закона — для выращивания сырья для них нет земли. Мир поделён между двумя империями — англо- и русскоязычной. Религия в мире будущего объявлена вне закона, а вера в Бога и девиз «плодитесь и размножайтесь» становятся лозунгами грядущей революции. Однако желаемый результат — приход нового правительства и разрешение на размножение — достигнут одною только Божественной волей: Бёрджесс прямо заявил, что без внешнего вмешательства человечество не способно устроить собственную жизнь[125].

Одной из первых экологических дистопий на тему грядущего потопа как последствия глобального потепления стал «Затонувший мир» (1968) Дж. Балларда. Однако таяние полярных ледников произошло из-за солнечной вспышки, а не человеческой деятельности. Г. Клэйс утверждал, что многое из явлений современности угадал Джон Браннер в романе «Всем стоять на Занзибаре» (1968). Так, предсказав численность населения Земли в 7 млрд человек на 2010 год, фактически он ошибся всего на четыре года. Детройт описан как «город-призрак», его заводы заброшены, а в крупнейших промышленных центрах существуют кварталы, куда никогда не заходит полиция, а улицы заполнены толпами, одержимыми бессмысленным вандализмом[126].

В 1971 году вышел «Резец небесный» Урсулы Ле Гуин. Основное его действие разворачивается в 2012 году, и здесь перечисляются актуальные и тогда, и ныне проблемы: перенаселение, глобальное потепление, эпидемии, война на Ближнем Востоке и голод. Автор исходит из того, что американцы могут приспособиться к падению уровня жизни. Впрочем, основная часть повествования посвящена способности главного героя — чертёжника-наркомана Джорджа Орра — произвольно менять реальность в своих снах, когда его психиатр Уильям Хабер предлагает ему попытаться таким образом улучшить мир. Таким образом, образуется проекция утопии на дистопическую реальность. Однако результаты обескураживают: однажды Орр пожелал снизить численность населения, и человечество поразила чума. Все остальные эксперименты приводят только к ухудшению ситуации, зато амбициозный психиатр становится всё богаче и в конце концов делается правителем мира. По Г. Клэйсу, этот роман свидетельствовал о том, что дистопия превратилась в органическую часть фантастической литературы и вытеснилась на второй план как антураж фантастического мира. Феминизм также не мог миновать дистопического жанра, о чём свидетельствует роман «Воспоминания выжившей» (1974) Дорис Лессинг[127].

В 1974 году У. ле Гуин опубликовала «амбивалентную утопию» — роман «Обделённые». Критики сравнивают его обычно с «Тритоном» С. Дилэни, где представлено радикально либертарианское общество, в котором возможны в широком масштабе телесные трансформации и смена гендерной идентичности. В 1978 году Э. Бёрджесс опубликовал прямое продолжение романа Оруэлла — «1985», которое Г. Клэйс обозначил как «реакционное»[128]. Клайв Джеймс[en] признал это ещё в 1978 году. Согласно его мнению, Бёрджесс не был самым проницательным и утончённым из социальных мыслителей-беллетристов своего поколения. При этом в сугубо литературном отношении с ним можно сравнивать только Брэдбери. Рецензируя «1985», К. Джеймс прямо заявил, что «Бёрджесс совершенно не понял Оруэлла» при том, что «знает практически всё, что надо знать о Британии в 1948 году» (Энтони Бёрджесс пытался доказывать, что и Замятин не имел в виду никакого конкретного государства и общества). Кроме того, одной из важнейших глубинных тем творчества Бёрджесса была проблема связи насилия и творческого начала[129].

На пути к новому тысячелетию

В 1986 году в жанре был создан первый антиутопический цикл, — «Рассказ служанки» — канадской писательницы Маргарет Этвуд. Роман был удостоен Премии Генерал-губернатора 1985 года и первой Премии Артура Кларка в 1987 году. Книга также попала в шорт-лист Букеровской премии 1986 года и премии «Прометей» 1987 года. По произведению в 1990 году был снят фильм, в 2000 году поставлена опера, а в 2016 году вышел телесериал. М. Этвуд решительно отмежёвывала своё творчество от фантастики, поэтому П. Парриндер обозначил её роман как пример постмодернистской утопии. Мир Маргарет Этвуд — протестантская диктатура, возникшая после развала Соединённых Штатов (когда исламские фундаменталисты уничтожили президента и Конгресс). Рассказ ведётся от лица служанки — представительницы особой касты, которые вынуждены носить вуали, татуированный номер и имена своих хозяев[130]. Гуманистическую линию продолжила Филлис Дороти Джеймс в романе «Дитя человеческое» (1992), в котором мир поразило массовое мужское бесплодие[131][Прим. 3].

В 1992 году Роберт Харрис «привил» к антиутопии жанр альтернативной истории (хотя ещё Филип Дик экспериментировал на стыке жанров в «Человеке в высоком замке»). Роман Харриса «Фатерланд» переносил действие в альтернативный 1964 год, в котором нацисты всё ещё у власти в созданном ими после разгрома СССР Европейском Союзе. В общем Г. Клэйс характеризовал этот фантастический детектив как «эскапистский»[134]. В 1993 году Уильям Гибсон соединил киберпанк с антиутопией, создав роман «Виртуальный свет». Действие в нём происходит в Сан-Франциско после опустошительного землетрясения 2006 года. Грегори Клэйс не без раздражения отмечал, что «антиутопический элемент в этом романе утоплен в цунами деталей и прозы в стиле потока сознания с абзацами в десяток страниц»[135].

Новое тысячелетие

Среди романов XXI века Г. Клэйс выделял «нелепую» альтернативную историю 2004 года «Заговор против Америки», написанную Филиппом Ротом. Сюжет здесь разворачивается вокруг проигрыша президентских выборов 1940 года Франклином Рузвельтом. Взамен избирают лидера изоляционистов и антисемита Чарльза Линдберга. В дальнейшем оказывается, что похищение сына Линдберга было когда-то инспирировано нацистами, чтобы привести его к власти и сокрушить США. Линдберг действительно встречается с Гитлером и договаривается о ненападении. Впрочем, нацисты всё равно проигрывают. Это резко контрастирует с романом Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня», написанным ещё в 1990-е годы, но увидевшим свет только в 2005-м и сразу завоевавшим популярность во всём мире. Действие происходит в Великобритании конца XX века, в которой люди клонируются, чтобы стать сырьём для пересадки органов, что началось ещё в 1950-е. Главная героиня Кэти и её друзья по интернату как раз и являются такими донорами и вынуждены ухаживать за подобными себе жертвами. Роман написан в форме воспоминаний Кэти, которая искренне убеждена, что пожертвовать одной группой людей для спасения большого их числа — это гуманно. Так проявляется принадлежность романа к жанру антиутопии[136]. После 2000-х годов произошло также возрождение постапокалиптического жанра[137]. В 2014 году вышла небольшая книга «Крах западной цивилизации: взгляд из будущего», написанная профессиональным учёным-климатологом Наоми Орескес. В этой книге описан Великий крах 2073—2093 годов с позиции историка, живущего в отдалённом будущем. Он повествует о неспособности правительств и транснациональных корпораций реагировать на угрозу экологической катастрофы из-за одержимости сверхприбылями. Спасение планеты осуществило правительство Китая, осознающее самоубийственность неолиберальной идеи[138].

https://ru.wikipedia.org/wiki/Антиутопия